Меня чуть не задушил наш квартирант угрожая убийством муж вступился он и его избил.

Содержание
  1. «Немножко побил», а она умерла. Как расследуются дела о домашнем насилии без специального закона
  2. Немножко побил, а она умерла
  3. «Мама сильно порезалась и не просыпается»
  4. Сестры Хачатурян. «Нас в школу папа не пускает»
  5. Не изнасилование скалкой, а вред здоровью
  6. Мужчин тоже бьют
  7. Re: Baltica: Чтобы отомстить жене, он задушил дочь
  8. Первый сигнал
  9. Первые побои
  10. Первый уголовный процесс
  11. Первое прощение
  12. Побег
  13. Убийство
  14. Можно ли было предотвратить трагедию?
  15. «Угрожал убийством»: мать двоих детей из Читы рассказала, как её избивал и запугивал бывший муж
  16. Суды, угрозы, избиения
  17. Административное дело
  18. Что делать женщине, если муж угрожает физической расправой?
  19. Состав преступления
  20. Определение реальности угроз
  21. Ошибки жены
  22. Что делать?
  23. Необходимые действия: пошаговая инструкция
  24. Доказательная база
  25. Обращение в суд
  26. Ответственность
  27. С квалифицирующими признаками
  28. Без квалифицирующих признаков
  29. Другие способы ликвидации проблемы
  30. Советы от юристов

«Немножко побил», а она умерла. Как расследуются дела о домашнем насилии без специального закона

Меня чуть не задушил наш квартирант угрожая убийством муж вступился он и его избил.

Муж убил жену на глазах у ребенка, но ему смягчили срок за наличие несовершеннолетнего на попечении. Женщина умерла от инфаркта во время побоев – но это было не убийство, а досадная случайность. Как несовершенства законодательства влияют на судьбу жертв домашнего насилия?

 Как несовершенства законодательства влияют на судьбу жертв домашнего насилия?

Немножко побил, а она умерла

1 октября в Златоусте похоронили 26-летнюю многодетную мать Светлану Сергееву. Ее смерть могла пройти незамеченной, но о женщине на своей странице в соцсетях написала депутат Заксобрания Челябинской области Ольга Мухометьярова.

«Жертвой мужа-тирана стала Светлана, выпускница колледжа, где много лет назад я была руководителем, – рассказала Ольга. – У Светланы осталось трое детей. Самой младшей – девять месяцев. Выходя замуж в июле прошлого года, Светлана мечтала изменить свою жизнь, а в итоге….

Муж убивал молодую женщину на глазах собственных детей».

Светлана Сергеева.

Журналистам портала 74.ru отец Светланы рассказал, что, когда следователи вошли в квартиру, по окровавленному телу матери ползала ее девятимесячная дочь. Прокуратура Златоуста при этом не может квалифицировать преступление как убийство. «Он был задержан в административном порядке, поскольку был пьян. Там труп не криминальный, – рассказал журналистам прокурор Златоуста Евгений Шумихин.

– У нее острая сердечная недостаточность. Процессуальная проверка проводится, мужчина проверяется на причастность. Он не отрицает, что ее немножко побил, рукоприкладством занимался, но причина смерти другая. Мы предполагали, что там может быть асфиксия, но вскрытие показало, что сердце. В любом случае органы полиции проведут проверку и примут в отношении мужчины решение, всё на контроле».

Аналогичная история Таисии Бушиной всколыхнула в свое время всю Самарскую область. Красивая женщина вдруг стала неприметно одеваться и полностью отказалась от косметики, объяснив родственникам, что это не нравится ее возлюбленному. Он постоянно ревновал ее и изводил допросами. Один из них закончился мучениями и побоями, но изначально мужчине предъявили не «убийство», а более мягкую статью. 

Таисия Бушина.

С юридической точки зрения, если мужчина избивал женщину и в это время она скончалась от инфаркта, то есть не от тех действий, которые он совершил, то его нельзя считать виновным в ее смерти, – объясняет адвокат и эксперт центра «Насилию.нет» Мари Давтян.

В Тольятти было страшное дело Таисии Бушиной, которую забил до смерти ее молодой человек. Изначально экспертиза не могла установить, от чего именно она умерла, несмотря на то что она получила жесточайшие телесные повреждения.

У нее был двойной перелом ключицы, сломаны все ребра, она была просто черного цвета, он избивал ее несколько часов.

Его задержали и тут же отпустили, завели уголовное дело об умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести, а ведь он даже не отрицал, что избил Таисию.

Только повторная экспертиза, уже после эксгумации, установила, что она умерла, захлебнувшись рвотой, которая возникла из-за сотрясения головного мозга после ударов по голове. Повторную экспертизу провели после шума в СМИ и соцсетях.

Законодательство, конечно, руководствуется не историями о домашнем насилии. Такая практика сложилась по другим делам, в основном – по бытовым дракам. Случаи именно домашнего насилия пока не выделены отдельной статьей в законодательстве. 

– В моей практике было много случаев не о домашнем насилии, а о бытовой драке, когда двое мужчин дрались, один толкнул другого, тот неудачно упал и ударился головой. Умер от инсульта. Тут мы обычно пытаемся добиться более мягкого приговора, потому что у обвиняемого не было умысла убийства.

В случае с инфарктом по статье «убийство» обвиняемый может проходить, если знал о сердечно-сосудистом заболевании у потерпевшей, но все равно наносил ей удары в грудную клетку, – рассказывает адвокат Михаил Тимошатов, в недавнем прошлом – старший следователь ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу.

«Мама сильно порезалась и не просыпается»

Парадоксы на этом не заканчиваются. Ребенок, который стал свидетелем жестокого убийства собственной матери, может выступить смягчающим обстоятельством для обвиняемого.

Так было в деле об убийстве 29-летней Алены Вербы. Муж, Сергей Гусятников, забил ее ножом из-за неконтролируемых приступов ревности. В соседней комнате спал их общий ребенок.

Проснувшись, он несколько часов провел с окровавленным телом мамы. 

Наличие несовершеннолетнего ребенка пытались представить на суде смягчающим обстоятельством для убийцы, хотя ребенок сам являлся потерпевшим, но нам удалось доказать суду, что в данном случае это не может считаться смягчающим вину обстоятельством.

Ранее муж уже угрожал Алене ножом, она снимала побои в травмпункте и обращалась за помощью. С ее супругом провели разъяснительную беседу. Он объяснил свое поведение тем, что хотел просто напугать жену, – рассказала об этом деле Мари Давтян.

– Сын Гусятникова звонил отцу в то утро со словами «Мама сильно порезалась и не просыпается».

Алена Верба.

Страдание матери на глазах у детей законодательно не является отягчающим обстоятельством. При этом приговор суда при наличии несовершеннолетнего ребенка у обвиняемого будет несколько мягче, но только если преступление не совершено в отношении ребенка. В таком случае это становится серьезным отягчающим обстоятельством. 

Здесь все зависит от судей. На практике я не встречал значительного смягчения наказаний при таких обстоятельствах.

Ситуация судами оценивается в совокупности, и если супруг избивал мать на глазах ребенка, это будет учтено как характеристика события, и, учитывая, что конкретного указания на то, какой срок снимает то или иное смягчающее, в законе нет, суд применит смягчающее обстоятельство, но наказание все равно будет суровым, – отмечает в свою очередь адвокат МихаилТимошатов.

Сестры Хачатурян. «Нас в школу папа не пускает»

Громкое дело, которое до сих пор не закрыто – дело сестер Хачатурян. Мария, Крестина и Ангелина обвиняются в убийстве отца, Михаила Хачатуряна. При этом доказано, что девушки много лет терпели побои и сексуальное насилие. Обвинение по статье «Убийство, совершенное группой лиц» предполагает от 8 до 20 лет тюремного заключения. 

Мари Давтян

– Мы продолжаем настаивать на том, что действия девочек – необходимая оборона. Благодаря расследованию нам удалось доказать несколько эпизодов насилия в отношении девочек, причем как физического и психологического, так и сексуального, – говорит Мари Давтян, которая вместе со своими коллегами представляет интересы сестер Хачатурян в суде.

Следствие установило, что это насилие длилось на протяжении нескольких лет, в отношении каждой из дочерей. Эксперты института им.

Сербского, которые проводили экспертизы и делали заключение, признали, что личностные расстройства у девочек возникли в связи с систематическим насилием и страхом за свою жизнь.

У них образовалась защитно-оборонительная реакция, в ходе которой они не могли критически оценивать свои действия, и ощущение субъективно-безвыходной ситуации, они были вынуждены защищаться. 

– Говоря простым языком, они постоянно боялись за свою жизнь, Михаил Хачатурян регулярно угрожал, что он может ее отнять, – рассказывает адвокат. – В материалах дела есть переписка с родственниками, которым девочки жаловались, присылали свои фотографии с окровавленной и рассеченной головой. Реакция родственников – «никому больше об этом не говори».

Как рассказала Мари Давтян, дети пытались найти поддержку в ближайшем окружении, но даже школа, которая видела, что девочки не приходят на уроки, не смогла помочь. Представители школы и органов опеки приходили домой для проверки ситуации, но им никто не открыл дверь. 

– Однажды в качестве общественного наблюдателя они пригласили соседку. Та побоялась даже назвать свою фамилию.

Когда в квартиру наконец удалось попасть, девочек спросили: «Почему вы не приходите в школу?», они ответили: «Нас папа не пускает». Так и записали. Никого это не насторожило.

Все эти документы были в комиссии по делам несовершеннолетних. Последовали ли какие-то активные действия с их стороны? Нет, – отмечает адвокат.

По ее словам, та мера пресечения, которая действует в отношении девочек сейчас (запрет определенных действий), достаточно мягкая для статьи, по которой они проходят (105, часть 2 – убийство по предварительному сговору). Они имеют право выходить из дома, проходят реабилитацию, но должно быть прекращено уголовное дело. То, что этого еще не произошло, во многом связано с несовершенством законодательства. 

– Законодательство предлагает нам оценивать этот случай как классическую ситуацию нападения. Но ситуация намного сложнее. Верховный суд давно разъяснил, что люди, которые находятся в ситуации длящегося преступления, продолжительного насилия, имеют право в любой момент защищать свою жизнь.

На практике мы постоянно встречаемся с тем, что женщина, которая защищалась от убийства, отбывает наказание или за умышленное же убийство, или за превышение пределов необходимой обороны.

Это – проблема правоприменительной практики на местах, в первую очередь следственного комитета, который придерживается одной позиции: если есть труп, то кто-то должен сесть за убийство. 

Не изнасилование скалкой, а вред здоровью

На практике изнасилование часто трактуют лишь как насильственное половое сношение. Если насильник действовал палкой, скалкой или другими предметами, то это может быть квалифицировано как «вред здоровью», а не сексуальное насилие.

Доказательство – материалы уголовных дел, среди которых история изнасилования посторонним предметом, после которого потерпевшая скончалась.

«Своими преступными действиями Юсупов Р.Г.

причинил… телесные повреждения в виде разрыва задней стенки влагалища с кровоизлияниями в мягкие ткани шейки и влагалища, которое осложнилось травматическим гемоперитонеумом, которые относятся к повреждениям причинившим тяжкий вред здоровью опасный для жизни человека и в прямой причинной связи со смертью не состоят, а так же виде кровоподтеков и ран на наружных органах, кровоподтеков на туловище, на верхних и нижних конечностях, которые относятся к повреждениям причинившим легкий вред здоровью» (орфография и пунктуация источника сохранены – прим. ред.).

Для сравнения – легким вредом здоровью может также считаться оплеуха или пощечина.

Мари Давтян объясняет, что переквалификация изнасилования снижает предполагаемый срок наказания. 

– Бывает сложно доказать факт изнасилования из-за того, что в стрессе девушки при даче показаний не придают внимания мелочам, которые очень важны для доказывания.

Следователь же зачастую старается упростить себе работу и может «подгонять» формулировки под нужную статью, чтобы расследовать было легче. Два предложения из допроса на пять листов могут существенно изменить наказание.

Именно так рождаются дела, когда вместо «иных действий сексуального характера», например, изнасилования посторонним предметом, рождается квалификация «побои», – говорит Михаил Тимошатов.

Мужчин тоже бьют

В инициативе принятия закона о домашнем насилии, который позволил бы разграничить дела о бытовых драках, закончившихся трагедией, и нападении хулиганов на улице со случаями смерти от руки супруга или супруги, часто сомневаются именно мужчины. Согласно прошлогоднему опросу ВЦИОМ, 36% россиян частыми считают случаи ущемления прав женщин. Среди опрошенных женщин эта доля составляет 43%, тогда как среди мужчин – 27%.

Михаил Тимошатов

Тем временем специалисты отмечают, что домашнему насилию подвергаются и мужчины, но статистику по таким делам собрать еще сложнее, чем по случаям насилия, применяемого к женщинам.

– Мужчины тоже становятся жертвами семейного насилия, но, чтобы собрать какую-то статистику, надо обращаться к зарубежной практике, а не к российской. В силу нашей психологии такие дела редко доходят до суда, а эпизоды насилия выясняются случайно.

Например, проходит суд по имущественным делам или по определению места жительства ребенка и мужчина говорит: «А еще она меня била сковородкой», но приобщать это к делу отказывается.

Считается, что мужчина слабый, если его бьют, еще и женщина, – говорит Михаил Тимошатов.

От домашнего насилия, в отличие от нападения хулигана на улице, – не скрыться. Насильник знает ваше место работы, учебы, всех ваших родственников, вы связаны с ним наличием общих детей, кредитов, жилплощади. 

По словам Мари Давтян, потерпевшему сложнее защититься, он в большей опасности, чем тот, кто единожды встретил на улице хулигана, и эта разница существенна.

Именно поэтому регулировать ситуацию домашнего насилия и иные преступления, совершенные посторонними людьми, надо по-разному.

У этих преступлений разные причины и основания, они по-разному совершаются и должны рассматриваться по-разному, но сейчас этого не происходит.

Источник: https://www.pravmir.ru/nemnozhko-pobil-a-ona-umerla-kak-rassleduyutsya-dela-o-domashnem-nasilii-bez-speczialnogo-zakona/

Re: Baltica: Чтобы отомстить жене, он задушил дочь

Меня чуть не задушил наш квартирант угрожая убийством муж вступился он и его избил.

Это история о равнодушии окружающих. В Краславе ходили слухи о том, что происходит в доме, но никто не хотел вмешиваться в дела чужой семьи.

Кроме того, эта семья была хорошо известна, муж – бизнесмен с репутацией в местном обществе. Ответственные службы не видели оснований интересоваться и проверять, есть ли подтверждение слухам, не страдает ли несовершеннолетний ребенок.

Сама потерпевшая за помощью не обращалась, опасаясь, что информация дойдет до супруга.

Через несколько дней после произошедшего родственники мужа передали вдове адресованное ей прощальное письмо. В нем на тот момент уже покойный мужчина предвещал:

”Эта весна будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь”.

История знакомства началась на родине Елены в Белоруссии, когда ей было 15 лет. Будущий муж часто бывал в Белоруссии по работе. У него был успешный бизнес в Латгалии.

Елене приглянулся Борис, который был умелым оратором, хорошим танцором и душой компании. Она могла часами его слушать. Хотя Борис был старше девушки на 18 лет, у них завязались отношения. Через пять лет Елена родила дочь Анну.

Когда ребенку исполнилось два года, Борис уговорил Елену перебраться в Краславу.

Примерно в это же время выяснилось, что у Бориса в Латвии есть другая семья – жена и двое детей. Он молчал все эти годы и теперь поклялся положить конец предыдущим отношениям. Елена согласилась и последовала за ним в Краславу. В 2002 году они поженились, а чуть позже на свет появился второй ребенок.

Другая сторона натуры Бориса неожиданно для Елены раскрылась во время совместной жизни. Внезапная раздражительность, резкие перепады настроения, повышенный голос… А еще жуткие, садистские шуточки:.

“Как ты думаешь, если по голове ударить лопатой, тебе будет больно?”,

“Если я разрежу тебе ножом живот, много кишок вывалится?”.

Когда Елена возразила, Борис просто отмахнулся:

“Ты чего, глупая, обижаешься? Я же шучу!”

Бориса могло вывести из себя все что угодно. Поэтому Елена старалась жить в полном послушании, была заботливой женой и хорошей хозяйкой. Но и этого было недостаточно. Борис любил записывать недостатки супруги в тетрадь. В нескольких записных книжках он описывал, насколько у него плохая жена, неблагодарные дети и как он недооценен и нелюбим.

Перелом произошел в этом году, когда Борису исполнилось 60 лет. “Ты лишний в этом мире. Мне уже 60 лет. Возраст, после которого ты мало кому нужен”, – читает нам Елена запись в одной из тетрадей. Перед юбилеем муж сделал косметическую операцию и купил беговую дорожку, на которой занимался каждый день.

Первый сигнал

По мнению Зане Авотини, руководителя и психолога консультационного центра Skalbes, одним из объяснений насилия является теория власти и контроля. Совершающий насилие уверен в превосходстве своего положения, часто в обществе создает образ заботливого и любящего семьянина, но, оставаясь с жертвой наедине, он или она может вести себя очень жестоко и деструктивно – поясняет психолог.

Такой была история Елены и Бориса

Мужчина был известным и уважаемым человеком в Краславе: он руководил рядом компаний, успехи которых освещались в местных СМИ.

Он привык все контролировать на работе и так же вел себя дома. После похода в магазин дети должны были доложить, кто и сколько потратил денег, отдать ему чек и сдачу и пояснить, если было несоответствие.

Борис впервые избил жену вскоре после свадьбы дочери Анны. Когда дочь переехала в Ригу, чтобы изучать медицину, отец не разрешил ей жить с давним другом Ренарсом. На брак дочери Борис согласился, но Ренарс все время чувствовал недовольство тестя из-за невозможности  контролировать дочь.

Первые побои

Чаще всего Борис обвинял Елену в неверности. С годами воображаемый обман приобретал в его сознании все более реалистичную форму.

В январе 2019 года Борис отправился в санаторий в Белоруссии. Перед отъездом он вручил Елене письмо с перечнем всех недостатков их брака и признанием его в неверности.

По возвращении он рассчитывал услышать от Елены аналогичного признания. 31 января, находясь в нетрезвом состоянии, Борис внезапно начал избивать жену.

Согласно заявлению Елены в суд, он бил кулаками и ногами по голове, животу, лицу, спине, ногам и плюнул в лицо, угрожал ножом. Также было сексуальное насилие.

Жене пришлось признаться в неверности – в том, чего не было, во избежание возможного убийства.

Анна сфотографировала избитую мать и отвезла ее 1 февраля в больницу, в медицинской карте были зафиксированы ушибы и синяки.

Первый уголовный процесс

На следующий день Елена обратилась в отделение Государственной полиции в Краславе с просьбой возбудить уголовное дело против Бориса и получила отказ (по причине легких телесных повреждений, что влечет только административную ответственность).

5 февраля суд все же удовлетворил ходатайство Елены о временной защите от насилия, в результате чего Борису было запрещено приближаться к жене.

Сразу после нападения Елена с младшим ребенком сбежала в Ригу. Она задекларировалась в квартире дочери, обратилась за помощью в Рижскую социальную службу и Сиротский суд. Борис нарушил судебный запрет, в связи с чем полиция возбудила новое уголовное дело, которое впоследствии было прекращено.

В постановлении Краславской районной прокуратуры от 27 февраля 2019 года сказано, что на основании отсутствия судимости, характера уголовного преступления, личных данных и других обстоятельств дела установлено, что обвиняемый в дальнейшем не будет совершать в дальнейшем уголовных преступлений.

Мужчине назначили четыре месяца испытательного срока. Год и месяц спустя он убил свою дочь.

Первое прощение

Елене, сбежавшей от жестокого мужа, удавалось прятаться чуть больше месяца. Она вняла мольбам насильника и согласилась дать Борису еще один шанс. 12 марта прошлого года он подписал “Мои гарантийные обязательства перед Еленой”. Как документ он не имеет юридической силы – это обещание жене. В нем он пишет:

“Чтобы сохранить брак и семью, я обязуюсь не подвергать Елену физическому, сексуальному, психологическому или экономическому насилию во время сожительства”.

22 марта суд удовлетворил заявление женщины о том, что ей больше не нужна временная защита. В июне они пришли к соглашению, что также означало прекращение уголовного дела.

В полиции утверждают, что сделали все, что в их силах. Следователи объяснили его жене, что люди не меняются и насилие возобновится. Однако мнения Елены это не изменило.

Идиллия возобновленного совместного проживания закончилась очень скоро. В ноябре 2019 года по пути из Риги в Краславу Борис из-за ревности снова стал издеваться над женой, угрожая разбить машину о дерево и убить их обоих.

Мужчина остановил автомобиль и стал душить жену собственным шарфом. Только на следующий день, когда муж уехал в командировку, Елена пошла к семейному врачу.

Врач констатировал наличие синяков и травм в области шеи и рекомендовал обратиться в правоохранительные органы.

Елена до сих пор не может объяснить, почему она этого не сделала. Ей было страшно.

Побег

В этом году Борис снова отправился в тот же санаторий в Белоруссии, по его словам – лечить нервы. На этот раз он опять оставил жене письмо и тетрадь со списком ее недостатков. 29 февраля, возвращаясь с отдыха, Борис пожаловался, что Елена недостаточно страстно его встретила.

Разочарованный муж начал угрожать сжечь дом, уничтожить самое дорогое. Когда муж ушел на работу, она снова сбежала в Ригу. Младший ребенок остался с отцом.

В Риге она изменила внешность – сменила прическу, купила новую одежду, не свойственную ее вкусу. На этот раз она задекларировалась не у дочери, а в другом месте, и снова попыталась получить временную защиту от насилия – она трижды обращалась с ходатайствами в рижские суды.

По ее словам Борис контролировал ее звонки, удаляя некоторые контакты в телефонной книге, а также то, как она одевалась. Работая в компании мужа, Елена получала половину или треть зарплаты, при этом в ее адрес постоянно поступали угрозы убийства и поджога дома.

Елена попросила запретить мужу приближаться к их дому в Краславе, а также к ней и несовершеннолетнему сыну. Она хотела подать на развод и раздельную опеку.

Однако обращение в суд не увенчалось успехом. Суд Латгальского предместья дважды отклонял ходатайство. В первый раз – потому что оно не было должным образом оформлено.

Во второй раз суд как Латгальского предместья, так и Видземского предместья не приняли ходатайство, заявив, что оно должно быть подано в суд по месту совершения преступления. То есть в Краславе, откуда Елена сбежала. Она решила отправить заявление по почте.

Елена просила запретить Борису приближаться к месту жительства ее и дочери в Риге. Судье не хватило какой-то подписи, и заявление пришлось повторно отправлять по почте, что еще больше затянуло процесс.

Убийство

Пока Елена ждала решения суда, она съездила за младшим сыном. Мужчина обратился в полицию. Стражи порядка связались с Еленой и ее сыном, которая пояснила, что с ней все в порядке. Полиция решила не возбуждать уголовное дело и известила об этом Бориса 2 апреля.

Тем временем он стал странно себя вести. Начал переписывать имущество на родственников и детей от первого брака – автомобили, недвижимость, управление предприятием. Позже родственникам передали тетрадь, в которой он написал все о своем браке и попрощался с близкими.

3 апреля Борис подписал документы о сокращении своих сотрудников, о чем те узнали только в следующий понедельник.

В этот же самый день Борис встречал в Даугавпилсе свою дочь Анну — он попросил ее приехать, чтобы вместе сходить к нотариусу. Борис предупредил дочь, чтобы она приехала одна, но поскольку он просил об этом регулярно, никто не удивился. Только Елена испугалась и попросила дочь не ехать, но та не послушалась – она поехала к отцу, а не к убийце.

Что на самом деле произошло той ночью – неизвестно. Голос дочери был абсолютно спокойным, когда днем она позвонила матери. Около 18:00 в разговоре с мужем, который был уже на пути к ней, Анна сказала, что приготовила ужин, смотрит фильм и ждет его. Через час Ренарс получил от Анны сообщение о том, что у отца электрошокер.

Следующее сообщение пришло уже от его друга – пожарного, он тушил дом семьи Анны. Борис задушил дочь, поджег дом и сам повесился.

Можно ли было предотвратить трагедию?

Борис всегда подчеркивал, что у него есть связи и знакомые в городе. Елена верила, поэтому постоянно откладывала обращение за помощью в местные социальные службы и Сиротский суд.

Она не знала, что потерпевшие женщины могут обращаться в социальные службы абсолютно любого города или в кризисный центр, который сам свяжется с социальными службами.

Город Краслава небольшой и люди знали о том, что происходит в семье — об этом свидетельствуют знакомые этой семьи и сотрудники социальных служб. Социальная служба не может вмешаться, основываясь на слухах, требуются обоснования. Хотя в семье подрастает несовершеннолетний ребенок, Сиротский суд не проверял, насколько правдивы слухи и не причиняется ли ребенку вред.

Службы не вмешались даже после того, как Елена написала в полицию заявление об избиении. Теперь ответственные службы указывают друг на друга пальцем. В полиции говорят, что сообщили об этом случае в социальную службу, но те все отрицают.

Эта трагедия подчеркивает отсутствие связи между полицией и другими службами. Если бы в то время действовали правила об обязательном обмене информацией между учреждениями, можно было бы оценить профессионализм служб.

По крайней мере в будущем это будет возможно. После более чем года бюрократической волокиты 28 июля этого года правительство наконец решило, что полиция будет обязана информировать социальные службы о конфликтах, связанных с домашним насилием.

По констатации Госполиции насилие в семье в последнее время является одним из ее приоритетов. Во время Covid-19 из-за ограниченной социализации и отсутствия возможности убежать из дома во многих странах участились случаи домашнего насилия.

После трагедии местная социальная служба предложила Елене и младшему ребенку психологическую помощь, но пока женщина ею не воспользовалась. Она намерена сосредоточить свое внимание на вопросах наследства.

Имена всех членов семьи, упомянутых в статье, изменены.

По факту убийства ее дочери Анны полиция возбудила уголовный процесс.

Источник: https://gorod.lv/novosti/315587-re-baltica-chtoby-otomstit-zhene-on-zadushil-doch

«Угрожал убийством»: мать двоих детей из Читы рассказала, как её избивал и запугивал бывший муж

Меня чуть не задушил наш квартирант угрожая убийством муж вступился он и его избил.

38-летняя мать двоих детей из Читы рассказала RT об угрозах и побоях со стороны бывшего мужа. Она утверждает, что за последний год мужчина несколько раз избивал её, многократно угрожал убийством и силой забирал к себе их семилетнего сына.

После каждого такого случая женщина обращалась в полицию, однако, по её словам, правоохранители не реагировали. После очередного жестокого избиения, когда женщина с серьёзными травмами оказалась в больнице, в полиции завели административное дело. При этом по результатам судмедэкспертизы нанесённый здоровью вред квалифицировали как лёгкий.

Правоохранители, в свою очередь, заявили, что по каждому обращению женщины выносили обоснованные процессуальные решения.

© Фото из личного архива

«Я была готова к тому, что муж меня убьёт, но думала в тот момент всё равно не о себе, а о детях», — с ужасом вспоминает о событиях 30 августа 38-летняя Екатерина Емельянова из Читы. В тот вечер её муж Сергей Емельянов в очередной раз напал на супругу.

По словам женщины, она неоднократно обращалась в полицию с заявлениями по этим поводам, однако правоохранители отреагировали только на последнее избиение. По факту её заявлений заведено лишь одно административное дело, которое даже не дошло до суда.

Сергей и Екатерина прожили вместе 17 лет, у них двое детей — семилетний Сергей и 15-летняя Виктория. В конце 2018 года отношения супругов дали трещину: женщина, по её словам, устала полностью тянуть семью на себе. Она давно не испытывала любви к мужу и предложила Сергею разойтись. Тот попросил дать ему второй шанс.

Она согласилась, однако вместо того, чтобы попытаться вернуть расположение супруги, мужчина стал следить за ней, подозревая в неверности, и устраивать пьяные скандалы.

В итоге Екатерина не выдержала, забрала с собой детей и переехала сначала к родителям, а потом на съёмную квартиру.

По её словам, Сергей остался один в записанном на Екатерину жилье с купленными на её деньги машиной и гаражом.

Суды, угрозы, избиения

25 января, по словам Екатерины, Сергей попытался её похитить. Он подкараулил женщину у дома и предложил подвезти до работы — в 321-й военно-клинический госпиталь Министерства обороны.

 «Я не знаю, почему согласилась сесть к нему в машину, — рассказывает Екатерина. — Разговор у нас не заладился. Сергей повёз меня за город, не давал ответить на звонки моей мамы и с работы.

Когда я попыталась выскочить, то грубо схватил меня за руку».

Мужчина успел отъехать от города на сотню километров, когда ему самому позвонили из полиции: мать Екатерины почувствовала, что что-то не так, и обратилась к правоохранителям.

Полицейские убедили Сергея вернуть женщину назад. Екатерина подала заявление по этому факту, но дело возбуждено не было. Согласно примечаниям к ст. 126 УК РФ «Похищение», подозреваемый может быть освобождён от ответственности, если добровольно освободил похищенного. «Это называется формой деятельного раскаяния», — пояснил RT адвокат Андрей Петров.

После «похищения», утверждает Емельянова, муж регулярно терроризировал её звонками.

«Угрожал, что убьёт меня, себя и детей. «Хочешь, чтобы было четыре трупа перед крыльцом?» — так он говорил», — продолжает она.

Женщина говорит, что серьёзно отнеслась к угрозам, поскольку у мужа дома хранилось охотничье ружьё в рабочем состоянии с патронами, однако заявление в полицию с просьбой изъять ствол ни к чему не привело.

В марте 2019 года Екатерина Емельянова подала в Центральный райсуд Читы два иска: о расторжении брака и определении места жительства сына. На заседания Сергей не явился, поэтому суд решил, что ребёнок будет жить с матерью, а развёл супругов лишь 13 сентября.

При этом, по словам Емельяновой, несмотря на решение суда по сыну, муж продолжал забирать ребёнка к себе и подолгу не давал ему общаться с ней даже по телефону.

13 мая 2019 года Екатерина Емельянова подала в полицию очередное заявление: после разговора на повышенных тонах возле подъезда Сергей ударил её в правый висок так, что она ударилась о стену дома. Рукоприкладство мужчина объяснил тем, что Екатерина забрала к себе сына из детского сада.

Последнее нападение произошло 30 августа. Поздно вечером, по словам Екатерины, к ней в квартиру ворвался муж и стал требовать отдать ему сына, затем начал избивать её.   

«Я кричала, умоляла его остановиться, звала на помощь. Пол подо мной и стены, за которые я пыталась ухватиться, — все были измазаны моей кровью», — рассказывает Екатерина.

Только после того, как дочь с сыном убежали к соседям, а те позвонили в полицию, муж прекратил побои и ушёл из квартиры.

Екатерина, у которой была сильно рассечена щека, выбит зуб, а лицо и тело почернели от гематом, тоже вызвала полицию и скорую.

По её словам, операторы скорой помощи и полиции ответили: «Все машины заняты, ждите». Приезда медиков и правоохранителей ей пришлось ждать около двух часов.

Административное дело

Полицейские взяли с Екатерины показания, сказали, что ей нужно будет пройти судмедэкспертизу для фиксации побоев. Женщина поехала в травмпункт, однако там её перенаправили в больницу.

Только наутро она смогла снять побои, взять больничный и доехать до полиции, чтобы получить направление на судмедэкспертизу.

 Какое-то время Екатерина пролежала в госпитале под капельницами, позже её перевели на амбулаторное лечение.

Щека у неё не зажила до сих пор — она была фактически пробита насквозь. 

При этом судмедэкспертиза оценила причинённый здоровью Екатерины вред как лёгкий. В отношении Сергея было заведено административное дело по ст. 6.1.1. КоАП РФ «Побои». Максимум, что грозит мужчине, — штраф до 30 тыс. рублей, до 15 суток ареста или обязательные работы на срок до 120 часов.

RT попытался связаться с Сергеем Емельяновым, однако он был недоступен и на телефонные звонки не отвечал.

Юрист Забайкальского правозащитного центра Роман Сукачёв (сотрудничает с правозащитной организацией «Зона права», представляет интересы Екатерины в суде) намерен переквалифицировать результаты судмедэкспертизы с лёгкого вреда здоровью на средний.

Как сообщили RT в пресс-службе управления МВД по Забайкальскому краю, по заявлениям Екатерины в марте и мае (когда Сергей в первый раз забрал к себе сына и ударил жену в висок) были «вынесены процессуальные решения, согласованные с прокуратурой». Иными словами, в возбуждении дел было отказано, говорит RT Роман Сукачёв. По факту её последнего обращения был составлен протокол по статье 6.1.1 КоАП «Побои», который направлен в мировой суд.

В МВД добавили, что отделение полиции «Северный» города Читы полностью укомплектовано и факт ответа дежурного отдела Емельяновой, что нет свободных машин, не подтвердился.

Отметим, что это не первый случай, когда полиция не реагирует на сигналы о домашнем насилии. 11 июля 2019 года в Орле к двум годам в колонии-поселении была приговорена участковый Наталья Башкатова, не отреагировавшая должным образом на жалобы 36-летней местной жительницы Яны Савчук. Башкатова приехала на вызов Савчук по поводу угроз со стороны её сожителя Андрея Бочкова.

Участковый не стала разбираться в вопросе, сказав Яне: «Если вас убьют, мы обязательно выедем, труп опишем, не переживайте». Вскоре после отъезда полицейских Бочков убил Яну Савчук.

В тот же день, 11 июля 2019 года, Верховный суд Чувашии приговорил к 15 годам в колонии особого режима за убийство своей жены местного жителя Александра Ануфриева.

По версии следствия, в августе 2018 года Ануфриев, ранее судимый за двойное убийство, кражу и разбой, неоднократно избивал свою жену Анну Овчинникову и угрожал убить её. Однако полиция отказалась возбуждать дело о побоях по заявлению Овчинниковой.

Через месяц Ануфриев, узнав, что супруга намерена с ним развестись, задушил её с помощью верёвки.

Один из самых резонансных случаев произошел с жительницей подмосковного Серпухова Маргаритой Грачёвой. В декабре 2017 года Маргариту вывез в лес, где отрубил ей кисти рук, её муж Дмитрий.

До этого женщина жаловалась на супруга в полицию, однако правоохранители отказались возбудить уголовное дело по её заявлению.

В ноябре 2018 года Дмитрий Грачёв был приговорён к 14 годам колонии строгого режима.

Правозащитники связывают рост числа подобных случаев с так называемой декриминализацией домашнего насилия. В 2016 году были внесены изменения статью 6.1.1 «Побои» КоАП. Согласно новой редакции, если гражданин нанёс побои близким лицам впервые, но это не повлекло среднего или тяжёлого вреда здоровью, то он привлекается не к уголовной ответственности, как это было ранее, а к административной.

«МВД отчитывается об уменьшении случаев преступлений, связанных с насилием, — сказала RT правозащитница Алёна Попова, специализирующаяся на проблематике домашнего насилия.

— Однако до 40% подобных случаев в России происходят в семьях, а это не упоминается. За 2018 год за домашние побои были привлечены к ответственности 51 тыс. человек.

А всего, по данным Росстата, за тот год от разных форм насилия в той или иной форме пострадали 16 млн 450 тыс. россиян».

RT продолжит следить за судьбой Екатерины Емельяновой и её детей.

Источник: https://pravdoryb.info/ugrozhal-ubiystvom-mat-dvoikh-detey-iz-chity-rasskazala-kak-eyo-izbival-i-zapugival-byvshiy-muzh-183130.html

Что делать женщине, если муж угрожает физической расправой?

Меня чуть не задушил наш квартирант угрожая убийством муж вступился он и его избил.

К сожалению, физическое и психологическое насилие в семье – довольно частое явление, причина возникновения которого кроется в неспособности женской стороны самостоятельно обеспечить себе должную защиту.

В попытках самоутвердиться и показать «кто в доме хозяин», супруг нередко прибегает к самым разным способам воздействия – от психологического давления (угрозы, повышенный тон, оскорбления) до применения физической силы (от нанесения побоев до попыток убийства).

Столкнувшись с регулярными угрозами мужа, не следует дожидаться, пока они претворятся в жизнь, и вы станете очередной жертвой домашнего насилия.  О том, что делать женщине, если муж угрожает физической расправой, читайте в этой статье.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Состав преступления

В соответствии со статьей 119 Уголовного Кодекса РФ «Угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью»,  угрозы умерщвления, равно как и причинения тяжкого вреда здоровью, уголовно наказуемы.

Основанием для привлечения мужа по статье 119 УК РФ и начала уголовного производства может послужить одно из следующих:

  • Если имели место угрозы физической расправы или убийства;
  • Если озвученные угрозы сопровождались реальными попытками претворить их в жизнь.

Заявить об угрозах мужа на сегодняшний день допускается в устной, письменной (бумажный вариант) или электронной (через официальный сайт) форме.

Определение реальности угроз

Для того, чтобы обвинить супруга по статье 119 Уголовного Кодекса РФ «Угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью», необходимо доказать недвусмысленность и однозначность озвучиваемых им угроз, т.е.  потенциальную реальность их осуществления.

Реальность угроз может быть:

  • Субъективная, когда жена убеждена в том, что её муж действительно вознамерился её убить, однако супруг пытался просто припугнуть её, ограничившись психологическим воздействием на супругу;
  • Объективная, когда угрозы физической расправы или убийства были реальны и муж действительно хотел (или даже пытался) убить свою жену.

Независимо от характера угроз, состав преступления образуется уже на стадии озвучивания намерений супруга причинить супруге физические увечья, которые могут привести к летальному исходу.

Претворение угроз физической расправой или убийством в жизнь преследуется уже по другой статье Уголовного Кодекса РФ.

Ошибки жены

Угроза – попытка психологической манипуляции со стороны лица, озвучившего её. Таким образом, он хочет морально сломить свою жену, дабы впоследствии получить «идеальную» супругу, которая будет беспрекословно выполнять любые его прихоти.

Ошибочным поведением со стороны женщины в подобной ситуации может стать:

  • Молчание. Часто женщины намеренно скрывают тиранию в семье, чтобы не испортить репутацию «идеальной пары», не дать ход ненужным слухам, насмешкам, пересудам со стороны соседей, друзей и знакомых. Помимо прочего, жены до последнего надеются исправить нерадивого супруга, верят в то, что он сам поймет свои ошибки, и в один из моментов придет с цветами и извинениями. Однако, как показывает печальная практика, столь радикальные изменения случаются крайне редко и если мужчина изначально проявлял деспотичные черты, надеяться на то, что они сменятся на самаритянские, не стоит;
  • Нежелание обращаться за помощью к правоохранителям. Менталитет русских жен таков, что заявить на собственного мужа в полицию считается проявлением женской трусости и несостоятельности, а также апогеем позора института семьи. Потому, стиснув зубы, женщины до последнего терпят словесные нападки со стороны своего благоверного, плачут по ночам, жалуются подругам, но не идут в полицию, как это следует делать, пока дело не дошло до реализации угроз;
  • Смирение. Общение с подругами, отечественные сериалы и современные ток-шоу убеждают российских женщин в том, что неуважительное и тираническое отношение со стороны мужа – норма, с которым следует не бороться, а смиряться и покоряться ему. Однако это неправда. Каждая женщина заслуживает уважительного отношения к себе, хотя бы потому, что она – женщина.

Поэтому не стоит терпеть нападки и угрозы со стороны мужа, постепенно зарабатывая себе хронический невроз или другие нервные расстройства.

О том, что делать и куда обращаться, читайте в следующем разделе.

Что делать?

В ситуации, когда из-за озвученных угроз мужа жена начинает опасаться, что они могут в любой момент осуществиться, следует незамедлительно действовать, а именно:

  • Не оставаться с мужем тет-а-тет. Когда конфликт с супругом грозит вот-вот выйти из-под контроля и перерасти в реальную драку или даже попытку убийства, следует как можно скорее покинуть пространство (квартиру, автомобиль), в котором разгорелась ссора, выйдя «на люди». Наличие очевидцев способно поумерить  пыл тирана, тем самым гарантировав женщине некую защиту от реализации угроз;
  • Позвать на помощь. Оказать её может как близкий родственник, друг или знакомый, так и сосед или даже случайный очевидец происходящего. Если в момент ссоры супруги находятся одни в своей квартире, женщина может попытаться позвать на помощь, начав кричать внутри или выбежав на балкон, бить по батарее, кидать в стену увесистые предметы, а также совершать другие действия, способные породить шум и привлечь внимание;
  • Держать себя в руках. До момента, пока женщина не будет находиться в полной безопасности, ей следует до последнего сохранять невозмутимость духа, не впадать в панику, и ни в коем случае не предпринимать попытки атаковать мужа, тем самым противостояв ему. Почти всегда физически мужчины превосходят представительниц слабого пола, потому попытка оказать физическое противостояние со стороны последних с большей долей вероятность только распалит деспота и подтолкнет его к реализации своих угроз. Потому самым правильным в данной ситуации станет имитация покорения супругу, поддакивание всему, что он говорит, попытки хотя бы временно утихомирить его;
  • Вызвать полицейских. Прибывший на место правоохранитель составит протокол и возбудит дело, если на то имеются достаточно веские основания, а при необходимости обезоружит вспыльчивого супруга и направит его в участок.

Необходимые действия: пошаговая инструкция

  • Оформляется ходатайство в полицию.

Не играет роли, имели ли место быть реальные действия или же муж ограничился только угрозами – подавать заявление в полицию СТОИТ.

Как правило, по факту поступления первого обращения об угрозах, правоохранители ограничиваются лишь предупреждениями и профилактическими беседами с разбушевавшимся семьянином.

  Для привлечения к более радикальным мерам ответственности следует  заявлять в полицию по факту каждого скандала с мужем.

  • Явиться в полицейский участок. На месте женщина получит бланк заявления для заполнения, а также образец уже заполненного ходатайства. В нем будет указана следующая информация:
  1. Наименование инстанции, в которую подается заявление об угрозах (в данном случае указываются реквизиты дежурного участка полиции);
  2. Данные заявителя (ФИО, адрес проживания, контактная информация);
  3. Описание причины обращения: с чего началась ссора, какие угрозы прозвучали от мужа, насколько они достоверны и осуществляемы с точки зрения заявителя и проч.;
  4. Законодательная ссылка, подтверждающая правомерность и обоснованность выдвинутых обвинений (статья 119 Уголовного Кодекса РФ);
  5. Отдельным пунктом предоставляется подробная информация о супруге (ФИО, место проживания, место работы, занимаемая должность, возраст, наличие/отсутствие приводов и т.д.);
  6. При наличии доказательной базы, перечисляется перечень материалов, например: аудио- или видеозапись, на которой слышны угрозы, свидетельские показания и проч.;
  7. В самом конце проставляется дата составления документа, а также проставляется личная подпись заявителя.

Следует иметь ввиду, что полиция не рассматривает письменные обращения, подаваемые анонимно.

После поступления заявления, оно подлежит регистрации, а после адресуется на рассмотрение уполномоченному работнику правоохранительной структуры.

Срок рассмотрения заявления, по закону, составляет от 3 до 10 дней.

Доказательная база

Сбор доказательной базы при подаче заявления об угрозах в полицию является одним из важнейших этапов, пропустив который не следует удивляться, если обращениеи вовсе останется без рассмотрения.

В качестве доказательств противозаконности деяний со стороны супруга могут выступить:

  • Свидетельские показания;
  • – и видеозаписи;
  • Скрины переписок с мужем (из телефона, с компьютера);
  • Диктофонные записи (например, телефонного разговора);
  • Показания потерпевшей стороны.

Все имеющиеся доказательства следует приложить к готовому заявлению в виде дополнительной документации.

Обращение в суд

Если по факту рассмотрения заявления будет принято решение о возбуждении уголовного дела и начале производства, стороны дела будут вызваны на первичное слушание, в ходе которого жена, в качестве потерпевшей стороны, даст необходимые показания, а также предоставить имсеющиеся на руках доказательства преступных деяний своего мужа.

В свою очередь муж, как обвиняемая сторона, вправе предоставить свою доказательную базу, которая поможет оправдать его действия и, в конечном итоге, признать его невиновность.

По итогам слушания, судья может принять решение:

  • О заключении обвиняемой стороны под стражу;
  • О выплате потерпевшей стороне материальной компенсации за причиненный моральный вред.

Перечисленные решения могут быть приняты как по отдельности, так и в совокупности – сразу оба.

Ответственность

За угрозы жене недобросовестный семьянин обязан понести соответствующее наказание. В большинстве случаев Уголовный Кодекс накладывает ограничения на свободу правонарушителя.

В качестве меры пресечения может быть избрана ответственность:

  • С квалифицирующими признаками;
  • Без квалифицирующих признаков.

Рассмотрим каждый из них поподробнее.

С квалифицирующими признаками

Определение понятия «квалифицирующие признаки» дается во второй части статьи 119 Уголовного Кодекса РФ.  Так, под ним понимается озвучивание угроз по мотивам рассовой, политической, национальной или идеологической неприязни, или на фоне социального неравенства.

В этом случае предусматриваются следующие меры наказания:

  • Принудительные работы на срок до 5 лет + наложение запрета занимать определенные должности на срок до 3 лет;
  • Тюремное заключение на срок до 5 лет + аналогичные ограничения.

Без квалифицирующих признаков

В случае отсутствия квалифицирующих признаков, меры наказания определяет статья 119 Уголовного Кодекса РФ. В соответствии с ней, за угрозы без мотивов, нерадивого мужа ожидает:

  • Ограничение свободы на срок до полугода;
  • Лишение свободы на срок до 24 месяцев;
  • Принудительные работы на срок до 24 месяцев;
  • Обязательные работы на срок от 400 до 800 часов.

Другие способы ликвидации проблемы

Если женщина понимает, что в истории её семейного счастья настала критическая точка невозрата, единственно верным решением в данном случае станет – собрать вещи, переехать и подать на развод.

Также женщина может попытаться обратиться за помощью к своим близким (друзьям, родственникам, знакомым) или в специализированный Фонд помощи женщинам, которые оказались в схожих жизненных обстоятельствах.

Советы от юристов

Если вам поступают угрозы убийством, привлечь к ответственности допускается в следующих случаях:

  1. Если имеются доказательства, что от лица поступили угрозы именно убийством (проломить голову, сбросить с 10 этажа и т.п.), а не абстрактные запугивания, в духе «Сейчас тебя ударю»;
  2. Озвучивание угрозы сопровождалось подкрепляющими из действиями. Например, муж пообещал зарезать жену, приставив ей нож к горлу.
  • В ситуации, когда злоумышленник сыплет в ваш адрес угрозами, ни в коем случае не стоит реагировать на них, и угрожать в ответ. Ответная реакция еще больше разозлит обидчика и подтоклнет к совершению злодеяний, которые он пока еще только грозится претворить в жизнь;
  • Соберите как можно больше доказательств, которые подтвердят факт озвученных угроз, если собираетесь обратиться в полицию с заявлением на нерадивого супруга;
  • При подаче ходатайства об угрозах ссылайтесь на статью 119 Уголовного Кодекса РФ. Впоследствии, это станет основанием для возбуждения уголовного производства;
  • Если правоохранительные органы откажутся заводить уголовное дело, а также оказывать прочие содействия – собирайтесь и уезжайте из дома, в котором вас всячески принижают, а возможно однажды и вовсе лишат жизни!

Источник: https://ugolovnoe.com/prestupleniya/zhizn/muzh-ugrozhaet-fizicheskoy-raspravoy

О финансах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: