Меня зовут Ибадова Шахла, я являюсь гражданкой Российской Федерации.

Гражданин или гражданка: правильное написание слова в анкете

Меня зовут Ибадова Шахла, я являюсь гражданкой Российской Федерации.

Заполняя документы, многие девушки сталкиваются с распространненой проблемой определения гражданства и не знают, как правильно писать: гражданин или гражданка. Чтобы не столкнуться с затруднительной ситуацией, сделав ошибку в регистрационном бланке, нужно ознакомиться с правилами русского языка и сделать из этого выводы.

Официальная позиция

Как в гражданском, так и в гражданско-процессуальном кодексе Российской Федерации нет термина «гражданка». Существуют понятия «гражданин» и «граждане», однако о слове «гражданка» в этих правовых документах речи не идет.

Официальная позиция государства не подразумевает такого определения гражданина женского пола. Тем не менее нередки случаи, когда представители администрации, принимающие заявление, видит фразу «гражданка России». В данной ситуации указывают на ошибку в составлении документа и требуют его переделать.

Правила русского языка

Согласно толковому словарю Ушакова, слово «гражданка» определяет женщину, имеющую гражданство. С точки зрения разговорного стиля употребление этого слова не является ошибочным.

Более того, можно столкнуться со словом «истица» — так иногда называют женщину, подающую исковое заявление. Слово происходит от понятия «истец», но не является его склонением. Такое употребление не является ошибкой, однако в судебных документах встретить его можно достаточно редко.

Заполнение анкеты

Заполняя анкету, нужно быть внимательным, так как графы «национальность» и «гражданство» имеют совершенно разный смысл. Гражданин России может быть евреем или чеченцем по национальности, иметь российский паспорт и числиться гражданином нашего государства.

Что касается других стран, то между этими терминами существенного различия нет. К примеру, французское слово «nationalité» одновременно обозначает и гражданство, и национальность.

Поэтому при заполнении анкет в других странах необходимо уточнить этот щепетильный момент, чтобы избежать ошибок.

С правочно-информационный портал «Русский язык» указывает, что в разговорной речи использование таких слов вполне приемлемо, однако целью заполнения многих документов и анкет является создание единой регистрационной базы граждан.

Поэтому называть женщину «гражданкой» не будет грубой ошибкой, но внести в документ такое определение нельзя. В лучшем случае такой бланк вернут на доработку, в худшем — в ответственный момент его признают юридически недействительным.

Борьба феминитивов

Не так давно началась третья волна феминизма. Многие женщины борются не только за фактические равные права с мужчинами, но и за равенство на бумаге, то есть в языковом обороте. Поэтому проблема феминитивов в русском языке стала чувствоваться особенно остро.

Долгие годы большинство важных профессий исполняли мужчины, оставляя женщинам роли второго плана. И хотя в XX веке это удалось изменить, привычка употреблять слова в мужском роде, независимо от пола, осталась.

Вполне закономерно, что девушки не хотят, чтобы их деятельность ассоциировалась исключительно с мужской. Для них особенно важно «просачивать» феминитивы в современную русскую речь. Самыми популярными из них являются:

  • гражданка;
  • докторка;
  • авторка;
  • редакторка.

Но даже если русский язык признаёт существование феминитивов, а русский человек все чаще использует их в своей речи, государственная машина обезличивает людей и равняет всех под одну гребёнку.

Гражданство России

Разобравшись в написании, следует узнать о том, кто и каким образом становится гражданином РФ. Исходя из Федерального Закона РФ «О гражданстве», гражданами становятся:

  • по филиации, то есть по праву рождения (например, если ребёнок родился на территории России);
  • по натурализации — заполнив заявление на получение гражданства и выполнив все необходимые условия, указанные в российском законодательстве.

Для женщины произношение «гражданка» или «гражданин» не имеет принципиального значения. Употребление правильно и в том, и в другом виде.

Однако заполнение документов для всех является единообразным, что обязывает всех пользоваться определением «Гражданин РФ» и никак иначе.

Возможно, когда-нибудь феминитивы проникнут глубже в нашу повседневность, но на данный момент общественно-правовая система России не готова принять такой вид словообразований.

Источник: https://grazhdanstvo.online/docs/grazhdanin-ili-grazhdanka/

В россию разрешили въезд иностранцам, у которых есть близкие родственники в стране – агентство социальной информации

Меня зовут Ибадова Шахла, я являюсь гражданкой Российской Федерации.

Правительство разрешило иностранцам въезжать в Россию, если у них есть близкие родственники в Российской Федерации.

Согласно поправкам, в страну теперь могут въехать граждане других стран, если их родственники (супруги, родители, дети, усыновители и усыновленные) являются гражданами РФ.

Об этом сообщает телеграм-канал «Штаб правовой помощи. Коронавирус» международной правозащитной группы «Агора».

Чтобы попасть в Россию, человеку нужно предъявить документ, удостоверяющий личность; действующую визу (для граждан государств, не имеющих соглашения о безвизовом въезде), копию документа, подтверждающего родство с гражданином России (свидетельство о заключение брака, рождении ребенка). На «гражданские» браки поправки не распространяются.

Из-за чего возникла проблема

Юристы «Агоры» отмечают, что за последние две недели в штаб правовой помощи обратились десятки людей, которые не могли попасть в Россию.

 С 16 марта до 1 мая в России действует запрет на въезд иностранных граждан,  введенный для сдерживания эпидемии коронавируса.

Семьи, в том числе с малолетними детьми, в которых у одного из супругов иностранное гражданство, стали разлучать прямо на паспортном контроле по прилету в страну.

Людей, с которыми поговорила корреспондент Агентства социальной информации, не предупреждали о возможных проблемах при въезде в Российскую Федерацию: в одном случае умолчала авиакомпания, во втором сотрудник российского МИДа уверял, что всю семью обязательно пропустят в страну.

«Консул заверил, что нас впустят»

Евгения с девятимесячным ребенком и ее супруг, гражданин Марокко, ездили в гости к родственникам мужа.

Когда пришло время возвращаться, регулярных рейсов из Марокко в Москву уже не было, а въезд в страну иностранным гражданам запретили.

Эвакуационный рейс организовал российский МИД: везли пассажиров на автобусах до аэропорта, потом несколько часов ждали вылета, сверяли списки, регистрировали.

«Они проверяли все документы и прекрасно знали, что у моего супруга гражданство Марокко и разрешение на временное пребывание в России. Если бы мы знали, что его не пустят, мы бы остались в Марокко», — рассказывает АСИ Евгения.

Изначально семью не хотели регистрировать на рейс, но российский консул заверил сотрудников марокканской полиции: в России семьи не разлучают, пустят всех.

Но по прилету 23 марта в московский аэропорт Внуково вышло иначе: мужчину задержали на паспортном контроле, и в город он не вышел.

«Его сначала просто долго держали – было непонятно, что происходит, никто ничего не говорил. Мы с ребенком прошли паспортный контроль и ждали его (супруга. — Прим. АСИ). Мы были очень уставшие после эвакуации.

В зале не было стульев, я села на пол кормить ребенка, он орал. Короче, это был полный хаос и кошмар. В итоге вышел сотрудник и сказал, что мужа точно не выпустят, езжайте домой.

Мы уехали, а он остался там», — вспоминает Евгения.

По ее словам, сотрудники аэропорта сочувствуют семьям, которые им приходится разлучать. Евгения рассказывает, что людей с иностранным гражданством было много: их целыми группами отправляли на родину. Но в Марокко самолеты уже не летают.

«Можем поговорить только через решетку»

Сейчас Евгения каждый день, оставив младенца своей маме, ездит во Внуково, чтобы передать мужу еду, воду и теплые вещи. Он живет в зоне вылета. Первым делом женщина привезла одеяло: спать в аэропорту холодно. Авиакомпания раз в день приносит мужчине горячий обед, остальную еду передает Евгения.

«Рядом с паспортным контролем есть вертушка, через которую проходят сотрудники аэропорта.

Они проверяют мой пакет, чтобы там не было ничего опасного, разрешают мне подсунуть его под вертушку и передать мужу. Поговорить с ним можем только через эту решетку.

Настроение у него, конечно, не очень. В первый раз в жизни он попал в такую ситуацию. Права человека просто растоптаны», — говорит Евгения.

Авиакомпания Azur Air, которой семья прилетела в Россию, сейчас пытается отправить мужчину в Турцию: туда еще есть рейсы из Внуково. Но зачем марокканцу, у которого семья живет в Подмосковье, лететь в Стамбул, непонятно. Консул, по словам Евгении, тоже просит никуда не улетать.

Сейчас российский МИД, по словам женщины, направил запрос в ФСБ – только там могут принять решение в индивидуальном порядке пустить мужчину в Россию. Из консульства Марокко пассажиру регулярно звонят, спрашивают, как он себя чувствует, но повлиять на что-либо они не в их силах.

Пускать ли граждан СНГ: почему спецслужбы и юристы по-разному трактовали нормативный акт

Казалось, для семей из СНГ проблема должна была решиться еще 20 марта. Именно в тот день Правительство России приняло поправку к распоряжению от 16 марта, которая разрешила въезд в РФ (только через аэропорты) гражданам государств содружества, а также Абхазии и Южной Осетии, прибывающим в Российскую Федерацию через воздушные пункты пропуска и убывающим в государства своего гражданства.

Юристы правозащитной группы «Агора» писали в телеграм-канале «Штаб правовой помощи. Коронавирус», что теперь хотя бы людей с паспортами Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана, Украины и Туркменистана не будут разлучать с семьями.

Но на деле, судя по всему, вышло разночтение контекстов. Как объяснила АСИ адвокат Светлана Сидоркина, фразу из постановления от 20 марта спецслужбы и юристы читают по-разному. Формулировка «граждан , прибывающих в Российскую Федерацию  и убывающих» для адвокатов значит, что человек может прибыть, а может и убыть, и его в любом случае обязаны пустить или выпустить из РФ.

ФСБ же перестраховывается, говорит Сидоркина, и читает фразу так: пассажир должен прибыть и сразу убыть в страну своего гражданства. Однако сроки убытия нигде не обозначены, поэтому формулировку стоит трактовать в пользу граждан, уверена адвокат.

Кроме того, 26 марта стало известно, что с 27 марта Россия прекращает регулярное и чартерное авиасообщение с другими странами. Убывать иностранным гражданам уже некуда.

«Нам говорили: «Идите в туалет и пейте из-под крана»»

Гражданин Молдовы Иван живет в аэропорту с 18 марта. Он прилетел во Внуково из Германии рейсом авиакомпании «Победа». В России у него семья.

«Если бы авиакомпания на регистрации мне сказала, что меня не пустят, я бы остался в Германии. Но они сказали «все нормально, летим». Мы прилетели, нас выпустили из самолета, и людей без гражданства РФ увели в отдельный зал. Там проторчали пять часов. Просили воду, нам говорили: «Идите в туалет и пейте из-под крана», — рассказывает Иван.

Потом ему выдали багаж, откуда он взял куртку – «прилетел в одной рубашке». После этого людей с иностранным гражданством перевели в стерильную зону, и Иван остался без багажа.

«Сотрудники аэропорта – молодцы: дают пледы, полотенца, душ нам открывают. Что касается компании «Победа» — это никакущая компания.

Я уже неделю в одной одежде, я хочу переодеться – смысл принимать этот душ, если потом одеваться в грязное? Авиакомпания говорит, что не может выдать нам багаж, но я разговаривал с представителями аэропорта, они говорят: «Окей, мы идем вам навстречу, пусть авиакомпания подходит, мы выдадим». Причем другие авиакомпании багаж пассажирам выдали», — говорит Иван.

«Победа» кормит его один раз в день, хотя «бывают дни, когда ничего не приносят». «Здесь работает одна кафешка, можно горячее покушать. Конечно, за деньги», — рассказывает пассажир.

Ивану предлагали лететь в Турцию, Белоруссию и даже Молдову, он отказывается. «Подошел представитель аэропорта: «Завтра будут рейсы в Молдову, вы готовы?». Я отвечаю: «Нет, конечно. У вас были бы тут дети и жена, вы бы полетели?». Он улыбнулся: я вас понял», — рассказывает Иван.

По его словам, люди с иностранным гражданством боятся, что 1 мая ограничение за въезд в Россию не снимут, и разлука с близкими затянется. Второй вариант – «мы сейчас улетим, а потом нас вообще не пустят в Россию».

«Кто в таком случае будет мои налоги здесь платить? Мы взяли с супругой домик в кредит. Я один тружусь в семье – менеджером в рекламном агентстве. Мне в Молдове нечего делать: у меня тут вся семья, недвижимость, автомобиль, я плачу налоги», — говорит пассажир.

Он уже собрал все документы, необходимые для получения российского гражданства, но подать не успел.

«Конечно, никакущее настроение. Сидим ждем. Пока никаких изменений. В первые три дня, когда людей было больше, выходили, объясняли: «Работаем, стараемся». А сейчас никому до нас нет дела», — говорит Иван.

Семью Иван попросил не приезжать в аэропорт: «Я что, на зоне, чтобы мне передачки приносили? Да, мне могут передать вещи, но смысл: семью-то я все равно не увижу».

Карантина в аэропорту нет

Согласно указу мэра Москвы Сергея Собянина от 5 марта, граждане, прибывающие из ряда стран, обязаны обеспечить самоизоляцию на дому на срок 14 дней. Но Ивана, который прилетел в Россию 18 марта, на карантин не посадили. Он живет в зоне вылета рядом с другими пассажирами и сотрудниками аэропорта.

«Я им говорил: хотите — сажайте меня в строжайшую изоляцию, в любую больницу – я готов. Закон есть закон, я соблюдаю эти правила. Мне было бы проще в больничке полежать, чем на скамейке. Всю ночь на тебя дует кондиционер, ты просыпаешься утром, у тебя нос не дышит. Приходится терпеть», — рассказывает Иван.

Теперь, в соответствии с распоряжением Правительства РФ от 25 марта 2020 года № 730-Р, героям материала должны в ближайшее время разрешить выйти из аэропортов и воссоединиться с семьями.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Источник: https://www.ASI.org.ru/news/2020/03/26/koronavirus-inostrantsy-vossoedinenie-semej/

Коронавирус против семьи. Запрет пересекать границу России разделяет супругов

Меня зовут Ибадова Шахла, я являюсь гражданкой Российской Федерации.

Пара много путешествует; на этот раз они возвращались из отпуска во Франции. В Шереметьево Дарью Микляеву отказались пускать в Россию — у нее нет вида на жительство в РФ, а свидетельства о браке оказалось недостаточно. Дмитрий Журин рассказывает, как вели себя пограничники и сотрудники «Аэрофлота».

Дмитрий:

Мы с женой живем уже три года; женаты второй год. Мы журналисты: моя жена шеф-редактор «Утро.ру», я корреспондент «Дни.ру».

Мы довольно часто путешествуем, поэтому у нас никогда не возникало потребности оформлять РВП (разрешение на временное проживание) или ВНЖ (вид на жительство), потому что временная регистрация как раз подходила к концу, и у нас почти всегда наступало время ехать в отпуск.

Раньше, я знаю, жена делала временную регистрацию на год, и я ей, когда уже жили вместе, делал регистрацию на год. Второй раз делал вот недавно — на год до 11-го месяца.

Поездка была запланирована, мы ездили на день рождения к ее подруге, купили билеты сильно заранее. У нас был план — посетить несколько стран. Начинали мы с небольшого города в Альпах, потом планировали Париж и другие европейские города.

Мы прилетели в Лион, оттуда доехали до этого небольшого города и там фактически находились все время нашего отпуска, потому что ни в Париж, ни в другие крупные европейские города мы не поехали — началась вся вот эта паника, объявление карантинов. Мы обменяли билеты на более ранние: должны были выехать 21 марта, в итоге выехали 18-го — и как раз прилетели в первый день действия запрета на посещение иностранными гражданами России.

Так как у жены не было вида на жительство, ее нельзя было считать постоянно проживающей в России — несмотря на то, что фактически она постоянно живет вместе со мной в нашей квартире в Подмосковье, постоянно ходит на работу, у нее есть все налоговые отчисления. Уже где-то восемь лет моя жена живет в России, в другие страны отправляется исключительно с туристическими целями.

Мы думали, что факта нашего брака будет достаточно — он официально заключен, есть свидетельство о браке в московском ЗАГСе, в моем паспорте есть отметка.

Мы прилетаем в Шереметьево, терминал F, подходим к паспортному контролю — в разные окошки, но одновременно. И как только у моей жены видят паспорт другого цвета, ей сразу говорят, что ее не пустят.

Я тогда самостоятельно отказываюсь проходить паспортный контроль, и нас помещают в небольшой холл — от лестницы, где люди спускаются, до будок, где у них проверяют документы.

Там мы проводим пять часов без воды и еды и ждем, пока появится представитель «Аэрофлота».

Мы дождались прихода представителя, он сразу сказал, что моей жене за счет авиакомпании будет куплен билет [в Казахстан], мне же — нет. Мне сказали, что я могу за свой счет лететь вместе с женой, когда мы узнаем, на какой рейс ей купят билет.

Мне предложили пройти паспортный контроль и сказали, что мое дальнейшее нахождение в этом месте после этих пяти часов станет нарушением пограничного режима, и меня смогут привлечь к ответственности. Это сказал представитель «Аэрофлота».

Пограничники или таможенники, не знаю как их правильно их назвать, подтвердили, что если я поднимусь по лестнице, это станет нарушением закона; если я останусь в этой зоне, которая ни к чему не относится, это тоже будет нарушением закона.

Единственный выход не нарушать закон — пройти паспортный контроль и попытаться попасть в транзитную зону уже после приобретения собственного билета.

Я прошел контроль, там стояли люди, проверяющие на коронавирус. Мной они не заинтересовались, я просто дал им анкету, в которой указал, что планирую в этот же день улететь в Казахстан, не выходя из аэропорта. И вот я до сих пор в этом аэропорту нахожусь — мы прилетели в шесть с чем-то вечера, в седьмом часу вчера, то есть почти сутки, наверное… я теряюсь, я точно не сплю больше суток.

Моей жене ничего не стали объяснять, с ней довольно грубо обращались. После того, как я ушел, ей объявили, что авиакомпания ей покупать билеты не будет. Ей объяснили, что это ее вина, и это она прилетела в Москву, не имея возможности остаться здесь. Якобы «Аэрофлот» свою часть сделки выполнил и довез ее до Москвы, а дальше — ее проблемы.

Были какие-то слова, которые позволяли предполагать, что все же билеты приобретут, и мы находились в этом подвешенном состоянии до той минуты, [пока я все же не купил билет]. Я пытался со своей стороны узнать точно, она пыталась, никто ничего не мог сказать. Ее подняли в транзитную зону — туда где находятся люди, купившие билет и прошедшие регистрацию.

Сейчас билет удалось купить — мы решили не ждать, пока это сделает «Аэрофлот». Мы обращались также в посольство Казахстана, там тоже пытались помочь, но тоже то советовали купить билет, то говорили не покупать, и они свяжутся с «Аэрофлотом».

В итоге мы купили билет, мне удалось купить билет только для жены — на кассе «Аэрофлота» мне сказали, что меня из страны не выпустят, якобы уже действует запрет на вылет россиян в другие страны. В Казахстан я прилететь могу: у них действует аналогичный запрет, но там среди исключений есть близкие родственники, в том числе супруги. У нас такого исключения нет.

С билетом была странная вещь: в официальной кассе мне сказали, что есть билеты только в бизнес-класс в районе 100 тысяч; на агрегаторе я смотрел, там билет продавался за 24 тысячи, но при попытке купить цена повышалась до 60 тысяч, и эта сумма менялась от раза к разу.

Когда я брал в неофициальной кассе билет, мне сначала назвали цену 74 тысячи, но обошлось мне в 20 979 рублей. Я совершенно не против этого, просто это меня удивило.

Рейс вылетает в 23:50 — это ближайший рейс, который летит туда, и это последний рейс, последний самолет в Нур-Султан.

У жены родственники живут в трех часах езды от Нур-Султана, под Карагандой, в городе Темиртау. Проблема в том, что сегодня был последний рейс в Караганду, и если бы люди чуть оперативнее работали, мы бы успели на этот рейс.

Буквально идет счет на дни: аэропорты отрубают один за одним. Сегодня летит последний [самолет] в Нур-Султан, потом не будет Астаны, Актау и еще какого-то города.

Они закрывают пошагово города, просто остальные города находятся в 12-16 часах езды от Караганды, и я не представляю, как бы жена добиралась до своих родных краев.

Поступают сообщения, что [в Нур-Султане] тоже перекрывают дороги, вводят карантин, поэтому мне сложно сказать, получится ли что-то хорошее из этого.

Никаких симптомов у нас не было: мы находились очень далеко от скоплений людей, высоко в горах. Когда началась массовая истерия, мы замеряли температуру каждый вечер, никаких отклонений не находили, сухого кашля тоже не было. Нас проверяли тепловизором в самолете.

Я подожду, пока жена сядет в самолет: все очень быстро меняется и я не могу быть уверен, что ее действительно пустят на рейс. Я столкнулся с агрессивным поведением сотрудников аэропорта: я не знаю, чего я [конкретно] боюсь, но опасаюсь, что даже на самолет, на который она уже зарегистрирована, она может не попасть.

Дарья (цитаты по инстаграм-сторис):

Сегодня меня задержали в Москве и не пустили на территорию Москвы, так как у меня нет вида на жительство и я гражданка республики Казахстан. Я никогда не просила помощи, но очень прошу помочь людей, которые знают хоть что-то.

Меня хотят разлучить с моим мужем, все документы, которые они показали, бесполезны: то, что я работаю, есть трудовой контракт, СНИЛС, ИНН, все российские документы, ничего не имеет никакой силы.

Я звоню в посольство Казахстана, прошу помощи, они говорят: они имеют право разлучить вас с мужем. Мы бы уехали вдвоем, но Диму не пустят в Казахстан.

Мы прилетели в шесть вечера, и с этого времени мы без воды — воды просто нет. Негде сесть, не дают маски, нет санитайзера — ничего. Я не знаю, что делать.

На часах без 10 два [ночи], к нам еще не приходил представитель авиакомпании, непонятно, насколько это задержится. Я правда не знаю, что делать.

Дмитрий (после перелета в Казахстан):

Вечером того дня мне удалось купить билеты [и жене,] и себе. Контроль на стойках прошел вообще влет, паспортный контроль — с минутной заминкой — выясняли, закрыла Россия в принципе авиасообщение или нет. Меня пропустили, при посадке потребовалось показать штамп о браке во внутреннем паспорте — с этим тоже проблем не возникло.

Мы летели на одном самолете, это был последний самолет до Нур-Султана. Насколько я видел, он был полный. При регистрации удалось забронировать места друг за другом, девятый и десятый ряд.

Прилетели, прошли паспортный контроль, но даже не пересекали границу — нас отвели в отдельное небольшое помещение, куда собрали всех, кто прилетел из европейских стран: рядом были люди, которые прилетели из Италии, Испании, Германии и Франции.

Из этих стран точно собирали; [а потом] на нескольких каретах скорой помощи доставили в больницу — я так понимаю, это городская детская инфекционная больница, которую перепрофилировали для нас.

Поселили в одну палату, с пониманием отнеслись, мы находимся вместе. Сразу после прибытия у нас забрали кровь: на общий анализ и, видимо, на коронавирус. Потом брали мазки из горла и из носа, сказали в течение трех дней будет готов результат анализа, но в любом случае 14-дневный карантин надо будет полностью отсидеть в больнице.

Багаж у нас остался в Москве, с собой только ручная кладь была — мы попросили друзей забрать багаж с ленты, он остался [у них]. У нас осталась только ручная кладь, но сегодня с утра отцу моей жены удалось приехать и привезти там немного вещей; увидеться не удалось, но вещи доставить удалось. Получится ли в будущем такое? Как мы слышали, весь город закрывается на карантин.

Работодатель с большим пониманием отнесся к нашей ситуации; тут у нас будет возможность работать удаленно — вместе с вещами нам доставили симки местные и роутер.

Лидия Пилипенко, гражданка Казахстана

Я домохозяйка, больше двух лет проживаю на территории России. Я замужем за гражданином России, и на Пхукет я приехала по путевке от туроператора «Библио-Глобус» отдыхать на десять дней. Я гражданка Казахстана, но вышла замуж и переехала в Россию в 2017 году.

Естественно, у меня есть временная прописка. Как подошли сроки, я подала документы на вид на жительство, у меня есть официальное уведомление, что документы приняты; ожидаю вид на жительство через три-четыре месяца.

Мы с супругом решили поехать в отпуск. Никаких предостережений не было, мы спокойно вылетели из Москвы и прилетели авиакомпанией «Россия».

И тут вчера нам написали [представители туроператора]: отправьте вид на жительство и фотографию, или мы просто аннулируем ваш билет.

На что я просто скинула справку, что подала на вид на жительство, скинула свою временную прописку до 2022 года. И все: они мне сказали, что это не имеет никакого значения, а мой вылет аннулируется.

На все звонки, просьбы — я звонила везде, в консульства Казахстана в Москве, в Таиланде, звонила в консульство Российской Федерации, — каждый меня просто переадресовывает на другого, предлагают лететь в Казахстан каким-то образом, покупать билет за свой счет, а туроператор вообще просто со мной не выходит на связь.

Изначально мы брали через турагента — я так понимаю, она не представитель этого оператора; мы все переговоры с ней ведем, она со мной на связи и пытается разрешить ситуацию, но когда она пишет в «Библио-Глобус», у них один ответ на все вопросы: нет вида на жительство — нет въезда. Никакие другие варианты они мне не предлагают: остаться здесь, купить билет в Казахстан или еще что-то. Когда я пыталась дозвониться до представителей «Библио-Глобуса» на Пхукете, они сказали: мы некомпетентны, звоните в Москву. Москва говорит: звоните в МИД.

Для граждан Казахстана [в Таиланде] нужна виза, она у меня есть — ее дают по прилету в Таиланд. Въехала я 11 марта, то есть 11 апреля она у меня закончится.

[Муж] послезавтра улетает, у нас заканчивается гостиница — и все (нервно смеется). Я пока остаюсь и не понимаю, что мне делать.

Мы уже написали в «Библио-Глобус» официальное письмо, что я буду подавать на них в суд, чтобы они решали вопрос с моей транспортировкой в Казахстан, если меня в Россию не пускают — хотя я не понимаю, почему так. Вид на жительство в процессе, он в любом случае будет.

В Казахстане я не живу уже три года — понятно, что у меня есть друзья-приятели, но у меня нет жилья, близких родственников там тоже нет. Потом надо учитывать, что 22 марта Алматы закрывает авиасообщение, я проинформировала об этом туроператора, что им надо ускориться. Меня даже туда могут не пустить!

Обновлено в 10:50 21 марта. Добавлена информация от Журина и Пилипенко.

«Медиазона» благодарит за содействие правозащитную группу «Агора», которая запустила для пострадавших от экстренных мер в связи с пандемией коронавируса оперативный штаб правовой помощи.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Источник: https://zona.media/article/2020/03/19/border

О финансах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: