Возник спор. Врач осужден к лишению свободы в колонии-поселении за ДТП со смертельным.

«Наказание — жить с этим, а не срок в колонии»: истории осужденных

Возник спор. Врач осужден к лишению свободы в колонии-поселении за ДТП со смертельным.

Территория колонии-поселении поселка Садковский Веселовского района, что в 140 километрах от Ростова, не огорожена колючей проволокой, нет вышек с вооруженными часовыми, осужденные свободно передвигаются по согласованному маршруту.

Им можно отовариваться в местных магазинах, но нельзя нарушать режим и пользоваться мобильным телефоном. Почти тысяча человек находится здесь не за тяжкие преступления с точки зрения уголовного кодекса — нет террористов, насильников, убийц.

Впрочем, на совести и в судебных приговорах у некоторых все же значатся смерти. По их вине в ДТП погибли люди.

Это три исповеди тех, кто загубив чужую жизнь, вряд ли когда-нибудь вернется и к своей прежней. У каждого есть один день, который перечеркнул если не все, то многое: карьеру, уверенность в завтрашнем дне, душевное равновесие, наконец, просто спокойный сон.

«На мне — ни одной шишки, его же травмы расписаны на четырех листах …»

Александр Орехов в колонии-поселении работает автомехаником // Фото пресс-службы ГУФСИН России по Ростовской области

Александру Орехову 32 года, в прошлом — военнослужащий, сержант, заместитель командира взвода в Ингушетии.

С 2002 года служил на Северном Кавказе, есть награды. Дома — жена, двое детей, достаток. Был у него близкий друг Николай, жили недалеко друг от друга, вместе росли, стали постарше — дружили семьями.

28 ноября 2014 года они вместе попали в аварию под Сальском, Александр был за рулем.

«Был пьяным, не справился с управлением в гололед, машину скинуло с трассы, — вспоминает мужчина. — Когда очнулся, сразу понял, что Николай мертв. Шансов вообще не было, машину пришлось разрезать, чтобы извлечь тело. На мне — ни одной шишки, его же травмы расписаны на четырех листах.

Думал, у одного человека не может столько быть… На похоронах не присутствовал. Не потому что не хотел или побоялся, просто погребение было на следующий день после аварии, у родных еще был шок, все слишком остро.

У него осталась жена, маленькие дети — сын и дочь… Не знаю, как бы себя повел, окажись на их месте…».

По словам Александра, позже он разговаривал с близкими, просил прощения, хотя сам себя, как говорит, не простит никогда.

«Несколько раз он мне снился, — продолжает он. — Здесь, в колонии, все время перед глазами, постоянно прокручиваю ситуацию. Не знаю, пройдет ли это состояние когда-нибудь. Только не подумайте, что пытаюсь оправдаться, я один виноват. Но ведь не хотел же в этот вечер никуда ехать. Мы были вместе с семьей Николая, присутствовали еще знакомые.

Попросили отвезти людей, не могли вызвать такси. Сначала отнекивался, говорил, мол, берите ключи и езжайте. Уговорили, в том числе близкие друга. Его тоже не просил ехать со мной, он сам сел в машину. Когда объяснялся с семьей, они помнили обстоятельства, предшествующие роковой поездке, поэтому, может, и простили. Мы поддерживаем и сейчас связь.

Конечно, я всегда буду им помогать».

Александру дали три года колонии-поселения, плюс к этому —  12 месяцев без права управления транспортом. В Садковском он работает механиком, ремонтирует машины в гараже КП-8. Скучает по армии, но прекрасно понимает, что с судимостью о службе и военной карьере придется забыть. После освобождения нужно искать новое занятие и источник заработка, чтобы кормить семью.

«У меня была возможность избежать срока и вообще каких-либо последствий с правовой точки зрения, но не стал ничего делать, — рассуждает мужчина. — Просто стыдно было что-то предпринимать, спасать себя, выкручиваться — даже адвоката не нанял. С самого начала был готов к любому приговору».

«Для всех жертвы ДТП — обычная статистика, для нас, кто через это прошел, — трагедия. Бессмысленно предупреждать, стращать. Говорю по своему опыту: не раз и не два садился за руль пьяным, не попадал даже в мелкие аварии.

Даже не задумывался, что может быть по-другому… Как рассказывали знакомые, брата погибшего друга Николая уже после ДТП три раза за месяц нетрезвым останавливали гаишники. Мой родственник тоже постоянно ездит выпивший.

Увы, но даже для наших близких авария не стала уроком…»

«Просить прощения нет смысла — не простят»

Вадим Пересадок печет хлеб для сотрудников ФКУ КП-8 и осужденных // Фото пресс-службы ГУФСИН Росии по Ростовской области

Вадиму Пересадку из Донецка Ростовской области 45 лет.

О жене и дочерях — 11 и 18 лет — рассказывает с особенной теплотой. Говорит, семья образцовая, обе его девочки учатся отлично. В общем, все у него было благополучно в той жизни. Пока не отправился на заработки в другой регион.

В Калуге он устроился водителем городского автобуса.

«Все произошло в сентябре 2015 года, — вспоминает Вадим. — Утро, примерно 7:30, до начала рабочего дня оставалось минут 40. Я никуда не спешил, ехал по правилам дорожного движения.

Дождался, пока пешеходы перейдут по переходу, стал поворачивать вправо, оглянулся убедиться, что не наехал на бордюр — и тут черное пятно, прилипшее к колесам. Сначала даже не понял, что это человек.

Думал, мешок с мусором ветром занесло».

Но под колесами оказалась 75-летняя бабушка. Она не сразу скончалась, врачи какое-то время боролись за ее жизнь, но безуспешно.

«Я встречался с родными той женщины, — говорит Вадим. — В основном молчал, говорили они. Эмоционально, конечно. Да и не знаю, что в таком случае сказать. Просить прощения нет смысла — не простят. Невозможно оправдать смерть близкого.

Предлагал деньги — отказались: мол, зачем они нам, если человека не вернешь. На этом все. Не знаю, встретимся ли мы с ними когда-нибудь, все-таки расстояние до Калуги — тысяча километров, но позвоню, как только освобожусь.

Может, теперь найду какие-то слова».

Вадим не считает себя виновным, скорее, для него это трагическое стечение обстоятельств. Он был трезвый, с его слов, правил не нарушал. Говорит, что до сих пор не понимает, как все произошло, как погибшая не заметила 11-метровый желтый автобус и угодила под него. Рассчитывал на условный срок, прокурор требовал 2,4 года. Судья решил, что адекватное наказание — 1,5 года в колонии-поселении.

«Жить с этим — вот наказание, а не срок, — говорит он. — Не знаю, можно ли назвать то сентябрьское утро определяющим, поворотным, но однозначно, стал смотреть на жизнь по-другому, что-то перевернулось.

Наверное, стал больше ценить семью и жизнь человека. Если говорить о мечтах, то хочется, чтобы у всех все было благополучно. Я не о деньгах сейчас. Важно, чтобы на душе было спокойно.

У меня этого ощущения нет».

Здесь, в Садковском, Вадим Пересадок работает пекарем. Выпекает хлеб для сотрудников КП-8 и осужденных. Чем будет заниматься после освобождения, не знает. Главное, его ждет семья, чью поддержку он чувствует в любых обстоятельствах и испытаниях.

«Не помню, как сбил женщину и поехал дальше…»

Александр Дубина — повар // Фото пресс-службы ГУФСИН России по Ростовской области

Александру Дубине из села Березовка Сальского района 31 год.

Он многодетный отец, четвертый ребенок родился, когда уже отбывал наказание в колонии. Как и предыдущие герои материала, до смертельного ДТП вел самую обычную жизнь. Работал механизатором в одном из ростовских агрохолдингов, убирал урожай на комбайне.

Не скрывает, что иногда принимал на грудь, бывало, что садился за руль нетрезвым.

13 января 2013 года Александр, как и вся страна, отмечал Старый Новый год. Заехал поздравить сначала одного, потом другого…

«Я был прилично пьяным в ту ночь, — вспоминает молодой человек. — Не помню, как сбил женщину и поехал дальше. По материалам дела, это было примерно в шесть утра. Видимо, потом слетел с трассы и уснул. Разбудил дядя, он утром ехал в больницу в Сальск и заметил мою машину в пахоте. Отвез домой, а спустя три часа меня вызвал участковый…»

Почти три недели 50-летняя женщина лежала в больнице. Александр говорит, что все это время оплачивал лекарства, был в больнице, разговаривал с врачами. Надеялся, что она выживет, но спасти женщину не удалось, через 19 дней она скончалась.

«Я не признавал себя виновным до оглашения приговора, потому что, повторюсь, не помню ничего, — говорит он. — В то же время сразу сказал, если суд докажет — приму наказание, буду выплачивать компенсацию семье. Кстати, с дочерью погибшей (она живет в Белгородской области) мы нормально общались во время следствия.

Потом прекратили по ее инициативе. Не знаю, почему, но произошло это, когда сменил адвоката. Может, со стороны казалось, что слишком рьяно защищаю себя. На самом деле главная претензия к первому адвокату вот в чем.

Как мой представитель он должен был бывать в больнице, интересоваться самочувствием пострадавшей, но все делал я сам. В итоге мне дали 4,5 года колонии-поселения, в Садковский приехал самостоятельно, не под конвоем.

Сразу устроился поваром, с зарплаты удерживают большую часть денег за моральный вред, рублей 500 отправляю семье, себе на чай остается немного — рублей 200. Ни на что не жалуюсь, я виноват в гибели человека».

Освободится Александр в декабре 2018 года. Говорит, его ждет семья, на работе обещали, что возьмут назад. Словом, постарается жить, как раньше, только с одним «но»: никогда не сядет за руль выпившим. Слишком дорого за это заплатил он сам, его близкие и совсем посторонние люди.

Мы не преследовали цель оправдать, тем более сделать жертвами героев этого материала — убивших, хоть и не преднамеренно. Да и им самим это не нужно.

Вернуть один день назад или забыть все, как страшный сон, — вот все, что хотелось бы мужчинам.

Просто еще раз хотели напомнить: по неосторожности, невнимательности, что хуже — из-за пьяных водителей ежегодно на дорогах России гибнет около 20 тысяч человек.

В качестве послесловия. Мы разговаривали с осужденными КП-8 в Садковском примерно полтора часа. По статистике ГИБДД, за это время на дорогах России пострадали еще 35 человек, погибли трое…

Источник: https://cityreporter.ru/nakazanie-zhit-s-etim-a-ne-srok-v-kolonii-istorii-smertelnyh-dtp/

Соседи по неволе: рецидивистов и впервые осужденных разместят рядом

Возник спор. Врач осужден к лишению свободы в колонии-поселении за ДТП со смертельным.

Осужденных впервые и рецидивистов с положительными характеристиками будут содержать в одних колониях-поселениях. Такие поправки Минюст предложил внести в Уголовно-исполнительный кодекс. По действующим сейчас нормам «первоходы» должны содержаться отдельно.

Обозреватель «Известий», член ОНК Москвы Борис Клин и ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников посетили колонию № 2 УФСИН Московской области и обнаружили, что инициатива ведомства была реализована там еще до внесения соответствующего законопроекта в Госдуму.

Половина заключенных колонии ранее уже побывала в местах лишения свободы.

«Я же не должен с ними сидеть»

Колония-поселение № 2 хоть и подчиняется УФСИН России по Московской области, расположена в Зеленоградском округе столицы. Неприметное место окружено невысоким забором с колючей проволокой. Неподалеку от КПП — поле для мини-футбола с потертым искусственным покрытием.

Сопровождающий нас сотрудник колонии по пути рассказывает, что заключенных, совершивших тяжкие преступления, тут нет.

— Многие сидят по 264-й статье УК («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть». — «Известия»). Есть «алиментщики», есть те, кто отбывает наказание за кражи, — уточняет он.

Знакомимся с обитателями колонии. Кроме «дэтэпэшников» и пожилых бизнесменов (одному 62, другому 75 лет, оба осуждены за мошенничество) обнаруживаем ранее судимых.

Один из них сам же и задает нам вопрос — почему его, трижды судимого, отправили в лагерь для «первоходов».

— Я же не должен с ними сидеть, — возмущается «бывалый».

И ведь действительно не должен. Как и они с ним. В соответствии со ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, «лица, впервые осужденные за преступления по неосторожности, за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести», отбывают наказание отдельно от тех, кто уже сидел, но был переведен из колоний общего и строгого режима за хорошее поведение.

Именно эту норму и хочет отменить Минюст, предлагая содержать и тех, и других в одном учреждении «при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства». Как следует из пояснительной записки к проекту поправок в УИК, цель изменений — сохранение социально-полезных связей осужденных с родственниками и сокращение расходов на конвоирование к месту отбывания наказания.

В ходе общения с «поселенцами» становилось ясно, что ранее судимых здесь довольно много. Позднее представители администрации признались, что из 162 человек, которые находятся в колонии, почти половина уже отбывала наказание.

Свободное перемещение

«Первоходы» заверили нас, что с «бывалыми» у них конфликтов нет. Так ли это, проверить сложно. Члены ОНК и другие проверяющие приезжают и уезжают, а жесткие требования законодательства придуманы не случайно.

— Во-первых, таким образом граждан, случайно оказавшихся в местах лишения свободы, ограждают от вымогательств и унижений со стороны оргпреступных групп, — пояснил ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников.

— Поэтому запрет на совместное содержание «первоходов» и рецидивистов есть и в законе о содержании в СИЗО и ИВС. Во-вторых, это ограничивает распространение уголовной субкультуры и вовлечение заключенных в преступную деятельность.

Понятно, что Минюст ищет возможность оптимизировать расходы, но мы эту инициативу не поддерживаем.

Между тем глава профильной комиссии СПЧ Андрей Бабушкин сообщил «Известиям», что в других колониях-поселениях, где ему приходилось бывать с проверками, тоже содержат впервые осужденных вместе с теми, кто ранее уже отбывал наказание.

— Федеральная служба исполнения наказаний в ведомственном приказе трактует понятие «отдельного отбывания наказания» этих категорий осужденных как содержание в разных отрядах. И поправка, которая будет разработана, просто уточнит это положение, — пояснил правозащитник.

Но каким образом можно обеспечить в одном учреждении «отдельное содержание», непонятно: осужденные в колониях-поселениях имеют право свободного перемещения по территории.

Как сообщили «Известиям» в пресс-службе УФСИН России по Московской области, законодательством (ст. 128 УИК РФ) не предусмотрено содержание в колониях-поселениях осужденных за умышленные преступления и ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы.

— Однако суды выносят в отношении данной категории граждан, имеющих снятые или погашенные судимости, решения с отбыванием наказания в колониях-поселениях. Вместе с тем УФСИН России по Московской области организует раздельное содержание указанных лиц в пределах учреждения, — пояснили в областном УФСИН.

В Минюсте подтвердили факт разработки законопроекта «О внесении изменения в ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», предусматривающего размещение ранее отбывавших наказание вместе с теми, кто впервые попал за решетку «в пределах одного исправительного учреждения при условии обеспечения раздельного их проживания и трудоустройства».

— Законопроект проходит процедуру общественного обсуждения и независимой антикоррупционной экспертизы. По вопросу практики применения ст. 128 необходимо обратиться во ФСИН России, — пояснили в Минюсте.

При этом в ведомстве не объяснили, как планируется обеспечить раздельное содержание, если осужденные в колонии-поселении имеют право на свободное перемещение по территории.

Зарплата — 200 рублей

Осужденные в колонии-поселении Зеленограда работают — часть обслуживает в хозотряде нужды самого учреждения, кто-то разбирает в промзоне пластиковые окна, другие трудятся в пекарне. Некоторые устроились грузчиками и дворниками за пределами поселения.

В расчетных листках, которые выдаются осужденным, можно увидеть, что начисленная за 22 рабочих дня в месяц зарплата не превышает 4500–5000 рублей. Это почти в четыре раза меньше МРОТ (в Москве он сейчас составляет 19 351 рубль).

Администрация колонии-поселения объясняет разницу тем, что заработная плата осужденным начисляется сдельно и если норма не выработана, то и денег меньше.

— Минимальный размер оплаты труда на то и установлен, что ниже платить нельзя, и это не может быть предметом для дискуссий, — убежден ответственный секретарь ОНК Москвы.

Из начисленной зарплаты у осужденных вычитается более 3 тыс. рублей за питание и жилищно-коммунальные расходы. Есть и другие вычеты: кто-то должен платить алименты, кто-то — возмещать причиненный ущерб потерпевшим, так что на руки «поселенцы» получают 200–300 рублей.

В УФСИН России по Московской области пояснили, что «согласно п. 3 ст. 105 Трудового кодекса оплата труда осужденных КП-2 при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки».

— Заработная плата осужденным начисляется исходя из нормы выработки на основании наряда на сдельную работу.

Так, размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную за месяц норму рабочего времени, соответствует установленному федеральным законом минимальному размеру оплаты труда.

При сдельной оплате труда, если осужденный не выполняет норму выработки, допускается начисление зарплаты ниже уровня МРОТ, — отметили в ведомстве.

Солдатские койки

Живут в колонии в корпусах, напоминающих армейские казармы. Раздевалка на входе — там стоит обувь и висит на крючках верхняя одежда. Формы, как в обычных лагерях, тут не предусмотрено.

Санузел в отличие от многих в подобных учреждениях оборудован нормальными унитазами, а не «дыркой в полу». Зеркала, раковины — всё в наличии, имеется даже «ногомойка».

Вот телевизоров нет, они находятся в отдельных помещениях для «воспитательной работы».

В спальных помещениях — ряды двухэтажных коек. Идем осматривать спортзал — тут есть тренажеры, гантели, штанги и теннисный стол. Как говорят заключенные, им не хватает боксерских «груш». Рядом душевая и сушилка для одежды — совсем небольшая для 160 невольных поселенцев (всего колония рассчитана на 215 человек).

Библиотека насчитывает 5 тыс. томов. Читальный зал полный, но книги можно получить и на руки.

— Спрос на книги очень большой, — рассказывает библиотекарь, осужденный на семь лет за ДТП, и признается, что только тут прочитал «Анну Каренину» — на воле времени не хватало.

Телефонные переговоры в колониях-поселениях разрешаются без ограничений. Но это — платная услуга. Заключенные должны приобретать специальные смарт-карты для таксофонов (минута разговора стоит 7 рублей).

Получили члены ОНК и жалобы на качество медпомощи. Так, один осужденный утверждал, что три месяца не получает специальной терапии против ВИЧ. Другой сетовал, что главное лекарство от всех болезней у местных врачей — парацетамол. Хотя местных как раз нет, помощь оказывают медработники из соседнего СИЗО.

Столовая небольшая, и заключенные говорят, что приходится есть в две смены и не все успевают. Опоздал — будешь голодным до завтрака. Во время нашего посещения макароны на ужин в тюрьме не давали — осужденным в этот день полагалось 170 г вареной картошки, консервированная килька, чай и хлеб. Те, кто получает передачи, могут приготовить себе салат.

А вот осужденным, которым не помогают родственники, приходится, по их же словам, «кисло».

Источник: https://iz.ru/923394/boris-klin/sosedi-po-nevole-retcidivistov-i-vpervye-osuzhdennykh-razmestiat-riadom

Лидер-Пресс – «Проворачивал дела даже из колонии». Как осужденному за смертельное ДТП удалось набрать денег и не отдать

Возник спор. Врач осужден к лишению свободы в колонии-поселении за ДТП со смертельным.

Михаил и Ольга нашли друг друга случайно — благодаря рассылке в соцсети. В ней был крик о помощи, о поиске человека и о долге в 10 тысяч долларов третьего действующего лица этой истории — Евгения. Сейчас он находится в розыске. По крайней мере, так указано в бумагах из милиции.

Слушая истории обманутых людей, невольно задаешься вопросом: как это вообще возможно, чтобы человек, осужденный на лишение свободы и отбывающий наказание в колонии, мог проворачивать столь хитроумные схемы? Стоит ли говорить, что он освободился по УДО и продолжил начатое уже на свободе, а обманутых может быть намного больше?

«Во время поездки по России я попал в серьезную аварию, — вспоминает мужчина. — Мой Chrysler Town&Country несколько раз перевернулся. Повреждены оказались почти все элементы кузова, стекла, нарушилась геометрия кузова. К счастью, из столь серьезного ДТП я вышел невредимым. Вернулся в Минск, на эвакуаторе завез машину.

Долгое время она просто стояла „под забором“ — за ремонт запросили минимум 4 тысячи долларов. И в этот период я встретился с давним товарищем Евгением, которого знал на тот момент уже немало лет. Он по-житейски спросил, как дела.

Я поделился переживаниями и в ответ услышал предложение: сам покупаю материалы, а он не спеша, за 3—4 месяца все починит за 2 тысячи. Единственное неудобство — работы в Бресте. Я знал, что Женя нормально разбирается в машинах и что ранее он был судим — насколько мне известно, за подделку документов.

Однако прежде он ни разу своими поступками не дал усомниться в своей порядочности. В общем, Chrysler Town&Country с запчастями перегнали в Брест».

«Ремонт затягивался, оговоренный срок прошел, — история Михаила начинает приобретать криминальный характер. — Вопрос „Когда уже сделаешь?“ стал главным в общении с Евгением. И тут происходит форс-мажор: он на BMW X5 насмерть сбивает женщину на Рождество».

Вот что сообщало ГАИ региона об этой аварии: «В рождественскую ночь в микрорайоне Вулька города Бреста 27-летний неработающий молодой человек на BMW X5 сбил 59-летнюю брестчанку, пересекавшую проезжую часть около нерегулируемого перехода. Пострадавшую доставили в реанимацию. От полученных телесных повреждений в 5 утра она скончалась.

Участок дороги, где произошло ДТП, был освещен, однако женщина не была обозначена световозвращающими элементами. Водитель на момент аварии был трезв». Далее — следственные действия, суд и приговор — лишение свободы в колонии-поселении на срок более года, арест BMW в счет погашения иска от родственников погибшей.

Казалось, Chrysler находится в подвешенном состоянии.

Уже из колонии Евгений прислал Михаилу письмо с извинениями за обман и объяснениями, что ремонт затянулся из-за желания «сделать гораздо лучше, чем ты мог себе представить». В этом же послании указывалось и место, где находился Chrysler.

Михаил выбыл по указанному адресу и обнаружил на стоянке разобранный автомобиль с успевшим промокнуть под дождями салоном. «Деньги были уже уплачены, а работы не сделаны. Потому я решил не дарить сумму безвозмездно, а загнать машину в Горки — город, где находится колония, — объясняет решение автовладелец.

— На эвакуаторе ее доставили к СТО, куда устроился Евгений во время отбытия наказания».

Отступление. Положение осужденных в колонии

Тут Михаил делает отступление от темы, чтобы поделиться впечатлениями о жизни людей, осужденных по «водительской статье»: «В Уголовно-исполнительном кодексе есть четкое распределение понятий: что есть исправработы, ограничение свободы, лишение, колония-поселение, общего, строго режима и так далее. В реальности, насколько я понял, разность режимов колоний выражается в количестве свиданий, передач и возможности передвижений — это основные для попавших туда людей факторы. Так вот, в колонии-поселении, куда направляют осужденных за преступления, совершенные по неосторожности (за ДТП — чаще всего именно туда), наибольшая свобода среди всего, что называется лишением свободы. По сути это общежитие, расположенное на обнесенной колючей проволокой территории. Живут там без охраны, но под надзором — необходимо несколько раз в день отмечаться.

Так как заключенные в условиях колонии-поселения люди — отнюдь не асоциальный контингент, они порой сами (без помощи администрации) пытаются найти себе работу на время наказания.

Это дает им возможность выходить за пределы огороженной территории (но не за черту города), а также зарабатывать деньги (кому-то — чтобы отдавать по искам, кому-то — чтобы обеспечивать родственников). Такой спрос, естественно, порождает предложение.

В тех же Горках насчитывается довольно много мелких предприятий, владельцы которых с радостью трудоустраивают заключенных. Директорам это выгодно: работникам можно платить мало, а дисциплина на высоте, в случае „косяков“ — легко надавить на сотрудника, пригрозив письмом в администрацию колонии».

История Михаила. Еще больший долг

Таким образом, из слов Михаила становится понятным, как Евгений быстро нашел работу механика на СТО в Горках. Автомобиль Chrysler загнали туда вместе с запчастями.

 «На сей раз я был убежден, что он выполнит обещание — хотя бы из страха, что я могу сообщить об обмане, — мужчина объясняет продолжение „сотрудничества“. — Машину действительно начали делать: кузов был вытянут, частично восстановлен. В мессенджер приходили фотографии с результатами процесса.

Работы производились медленно, что легко объяснить режимом колонии. Когда дело осталось за покраской, я узнал, что Евгению подписали документ об условно-досрочном освобождении. Я рванул в Горки на ту самую станцию.

Там другие сотрудники сказали, что Евгений уже убыл и на самом деле восстановлением автомобиля занимались именно они. Причем работали парни под обещание Евгения заплатить, остался долг. Потребовал вернуть мою машину и запчасти — отказали. Позвонил в милицию — запчасти внезапно нашлись».

«Вскоре объявился и старый знакомый, пообещал закончить начатое за свой счет и отдал Chrysler в покраску, после написал мне расписку и передал маляру 1000 рублей задатка. А потом просто исчез, — описывает финал истории собеседник.

— Человека нельзя найти ни по телефону, ни по адресу, никто из общих знакомых не знает, где он. За покраску я доплатил 1400 рублей и забрал авто. Но деньги — а в общей сложности набежало около 4 тысяч долларов — он мне так и не вернул.

Подозреваю, ребята с СТО в Горках тоже не увидели обещанных сумм. Терпеть было уже невозможно, и я написал заявление в милицию».

Ответом стало постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по статье УК РБ «Мошенничество» из-за того, что нет состава преступления.

«Между мужчинами усматриваются гражданско-правовые отношения», сказано в документе.

При этом в бумаге утверждается, что Евгения ищут — выставлена карточка поиска лиц ИПК-ОП (индивидуально-профилактическая карточка оперативного учета поиска лиц, выданная отделом профилактики).

И примерно в это время Михаил случайно наткнулся на рассылку, сделанную всем друзьям Евгения по соцсети. В сообщении девушка писала, что также ищет пропавшего человека, что ей он должен 10 тысяч долларов. В качестве автора была указана Ольга.

История Ольги. Вложение в развитие бизнеса по торговле б/у авто

Девушка была знакома с разыскиваемым молодым человеком примерно семь лет. «Познакомились случайно — он пришел в качестве клиента, когда я еще работала в сфере услуг, — вспоминает, с чего все началось, Ольга. — Потом стали видеться как друзья.

В какой-то момент от него поступило предложение вложиться в открытие бизнеса. Схема, с его слов, была такова. В Европе на стоянках дилеров есть много машин, переживших мелкие ДТП. Первые владельцы их вернули, и теперь автомобили продаются по низким ценам.

Якобы их можно закупать и после ремонта продавать у нас в стране под видом новых, прибыль должна была быть немалой. Аргументация Евгения была обоснованной, выдержанной. К тому же он всегда создавал впечатление обеспеченного человека: постоянно ездил на дорогих машинах, имел при себе немалые деньги.

Изначально он просил вложить в развитие 4—5 тысяч долларов, со временем сумма возросла до 10 тысяч. Я согласилась, оговорила сроки возврата. Перечисляла доллары на его банковскую карту. В ответ он отчитывался о тратах: часть ушла на оформление, часть на договоренность с нужными людьми и так далее.

Однажды я попросила его срочно встретиться, но он начал отказывать. Когда я в телефонных беседах стала настаивать, он вынужден был признаться, что его посадили в колонию».

Неужели такое серьезное обстоятельство не переубедило Ольгу в желании финансировать сомнительный бизнес? «Ему удалось меня убедить, что от подобных аварий и приговоров никто не застрахован, а его заключение ни на что не влияет, ведь процесс уже запущен, — сейчас девушка скептически относится к собственным действиям, но тогда, видимо, все уговоры складывались в логическую цепочку с оптимистичным финалом. — К переводам денег с помощью карты добавилась еще одна форма сотрудничества — я передавала наличные через его курьера. Также письмом из колонии пришла расписка с обязательством вернуть сумму».

История Ольги. Тупиковый финал

Спустя какое-то время Ольга выяснила, что заемщик вышел на свободу по УДО. «Созвонились, договорились на возврат денег через месяц, — продолжает девушка. — Срок подошел, а мобильные Евгения были недоступны.

Все наши общие знакомые не знали, где он находится, его девушка также утверждала, что не в курсе, где он. Тогда я пошла путем общественного порицания: сначала писала комментарии (мол, меня обманули) под его фото в Instagram, но меня заблокировали. Он же еще раз написал, что все вернет.

После сделала рассылку всем друзьям Жени по соцсети „ВКонтакте“. Этот ход оказался весьма эффективным: многие люди стали писать мне о нечестных поступках разыскиваемого, обманах с его стороны.

Моей целью было найти наибольшее число потерпевших, чтобы мы могли обратиться в милицию с коллективным иском и просьбой привлечь Евгения к уголовной ответственности за мошенничество».

После рассылки в соцсетях, по словам Ольги, ее товарищ объявился: «Приезжал, наверное, раза три, каждый раз перед визитом обещал — на сей раз с деньгами. Естественно, доллары я так и не увидела, только слышала обещания: мол, вот-вот отдам, не пиши заявление. Но чаша терпения переполнилась, и я пошла в милицию. После этого Женя скрылся — просто исчез.

И его даже милиционеры не могут найти. Я скооперировалась с Михаилом, совместными усилиями пробовали разобраться в ситуации, но безуспешно. На мой адрес пришло письмо из УВД с уже известными формулировками: „Установить местонахождение и опросить не представилось возможным… не установлен умысел… была выставлена карточка поиска лиц… гражданско-правовые отношения…

в возбуждении дела отказать“».

Еще одна история и надежда на розыск

Мы нашли и других людей, жалующихся на действия разыскиваемого, — все они называют фамилию Евгения. Например, Александр из Бреста утверждает, что одолжил ему 100 долларов: «Вместе устроились на работу. Какое-то время трудились.

Он попросил одолжить ему деньги на неделю для того, чтобы начать работы по ремонту чужой машины — якобы заказчик не дал аванс, а он не хочет ждать и желает побыстрее начать восстановление. Сумму не удалось вернуть в срок, я начал искать его у гаражей, где он чинил авто. Соседи по гаражам говорили, что куда-то уехал.

Спустя какое-то время там же повстречал человека. Тот сам искал Евгения, утверждал, что передал ему $800 на ремонт его Volkswagen Sharan».

Михаил и Ольга не теряют надежду уверить правоохранительные органы в том, что умысел в действиях Евгения все же был и речь идет об уголовном преступлении. Просят звонить по телефону (8-029) 760-50-01.

Источник: onliner.by

Источник: https://www.lider-press.by/novosti/zakon-i-poryadok/12604-provorachival-dela-dazhe-iz-kolonii-kak-osuzhdennomu-za-smertelnoe-dtp-udalos-nabrat-deneg-i-ne-otdat

О финансах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: